Диалектическое программирование и философия Платона.
- 01.12.13 г. -


При исследовании вопросов диалектического программирования очень важными оказались знания и методологические ресурсы … философии Платона.
    Это звучит неестественно для наук и их обыкновенной логики, но методологические ресурсы философии Платона оказались весьма актуальными не только для современной диалектической гносеологии в целом, но и для диалектического программирования в частности.
    Иными словами, философия Платона актуальна не только для гносеологии, исследований социальных процессов и др., к чему уже все привыкли (именно привыкли, так как понять диалектику на материалистичной основе наук невозможно), но и для естественнонаучных сфер, в т.ч. для программирования. А в целом философия Платона актуальна для решения многих насущных вопросов современности.

Приведем некоторые из положений, определяемых знаниями философии Платона и активно используемых в современной диалектической философии в целом и в диалектическом программировании в частности, которые далее понадобятся для изложения положений проекта ДИАЛЕКТИКА и для объяснения положений актуального диалектического программного ресурса.


А. В первую очередь, следует сказать о категориях философии Платона.
     Как уже отмечалось на сайте, категории философии Платона суть важные для методологии положения философии Платона, которые обычно вызывают трудности у материалистических наук, поэтому ими тем или иным образом приглушаются или попросту игнорируются, вместо того, чтобы изучаться. А ведь именно категории философии Платона составляют принципиально важные методологические положения, которые нужно знать и учитывать при изучении как её самой, так и вообще диалектики, а их раскрытие представляет собою отдельные темы.

Конечно же, в связи с программированием речь не пойдет о фундаментальных категориях философии Платона, которые лишь через философию Гегеля и только как всеобщие онтологические положения могут быть учтены и использованы в нем. Более того, их изучение представляет собою отдельный раздел исследований, который определяет фундаментальные положения, важные, в первую очередь, для диалектической гносеологии. К тому же эти положения, характерные для диалектической философии, по всей видимости, не будут интересны материалистичным наукам, поэтому обсуждать их и их практическое применение (кстати, в том же программировании) не будем.
    А вот некоторые категории, принимаемые науками хоть как-то, и которые важны для диалектического программирования, можно обсудить.

Для диалектической гносеологии и для диалектического программирования важны многие категории философии Платона. Причем важным оказывается еще и их группирование: группирование выявляет некоторые общие признаки групп категорий философии Платона, которые далее сравниваются с теоретическими позициями, касающихся определения данных и их типов в философии Гегеля и в диалектическом программировании; развитие этих теоретизаций можно будет обсудить отдельно. А сейчас просто рассмотрим некоторые группы категорий и следующие из их позиционирования выводы.

К первой группе категорий относятся самостные категории (в данном случае – за исключением фундаментальных категорий философии Платона), которые важны и в методологическом плане и в алгоритмическом плане, например различие.
    Для программирования важно именно различие по Платону, а не различие по Гегелю. В целом они суть положения соответствующей фундаментальной диалектической категории, которая и в современной диалектике различена отдельным образом, но уже в своей крайней ипостаси. Однако понимание соответствующих аспектов появилось благодаря именно философии Платона, так как всеобъемлющая философия Гегеля поглощала все оттенки вопроса. Да, для наук это всё мистика, но ведь Гегель писал, что мистика таинственна лишь для рассудка (для наук), а в современной диалектике добавлено, что мистическое познается разумом (диалектикой).
    К чему различие в диалектическом программировании? Да хоть для выяснения ряда обстоятельств использования обозначений (ссылок), которые в обычном программировании взяты из практической целесообразности, но без всякой теоретической подоплеки. Или для различения данных: в данном случае имеется в виду не различение типов данных (ссылочных типов и т.д.). Тут вопрос уже в другом: данные могут быть различены (как раз благодаря философии Платона) не только так, как это принято обычно. А это, в свою очередь, важно для создания новых форм алгоритмов и совокупностей данных, а осмысление всего этого ведет к модернизации концепта бах данных и к построению баз данных, нужных для современных диалектических исследований, в т.ч. для исследования сверхчувственности, о чем уже говорилось на сайте. В этом смысле, к примеру, устанавливается принципиально новая форма организации данных, и диалектика получает принципиальное преимущество перед науками, а создание алгоритмов на основе диалектического программирования – перед программированием.

Ко второй группе категорий относятся комплексные категории, например, обязательно обсуждаемые в науках противоположности по Платону.
    Противоположности по Платону – это очень многогранное положение, которое при раскрытии в части практического использования предстает даже для материалистов в живом многообразии. Не будем пока обсуждать аспекты противоположности по Платону – они выясняются в диалектической гносеологии. Да и опять же – эти, на первый взгляд, идеалистические положения могут быть не интересны наукам, поэтому современная диалектика эти знания оставляет себе. Но вот кое-что из того, что важно для программирования, следует обсудить.
    Как уже говорилось на сайте, Платон открыто обсуждает случай, когда противоположные аспекты относятся к одному предмету. Причем, по Платону, «каждой вещи принадлежат оба обозначения», т.е. противоположные обозначения. (Платон объясняет это.) И дело тут в том, что в программировании возможна различная идентификация и данных, и процессов, и ситуаций, что ведет к существованию содержаний в живом многообразии (в обычном программировании это всё свелось к переопределению типов, перегрузке и переопределению методов и т.п.). А возможность различия идентификации данных, процессов и ситуаций – это весьма важные положения, которые могут быть применены при решении актуальных вопросов познания, программирования и создания искусственного интеллекта. И др.

К третьей группе категорий относятся концептуальные категории (в первую очередь, противоречие), которые обсуждаются в науках, но создают им большие сложности, поэтому обычно игнорируются. Что касается противоречия, то следует отметить, что в науках существующие определения противоречия, по меньшей мере, а) несогласованны, б) используют недоопределенные термины и в) искажают понимание ряда категорий, обозначаемых и в науках и в философии Платона и т.д. Противоречие в науках определено некорректно, и об этом уже говорилось на сайте (см. «Аспекты проблемы определения противоречия в науках»).
    Нужно ли исправлять серьезные недочеты в определении противоречия в науках? Это дело наук.
    А в диалектике на основе философии Платона, точнее – на базе исследования некоторых её категорий, осознано то главное, что позволяет снять извечную для наук проблему противоречия, или понять его изюминку, которая стала камнем преткновения для наук. И это главное следует использовать не только при осуществлении диалектического познания, но и в программировании – при создании кодов и совокупностей данных, тем более, различенных данных.

К четвертой группе категорий, как уже говорилось на сайте, относятся не замеченные или проигнорированные науками категориальные положения философии Платона ...

(Об этом всем можно будет поговорить отдельно, ибо эффективность диалектического применения категорий и соответствующих им форм познания наглядно продемонстрирована Платоном…)


Б. Нельзя не упомянуть о важнейшем положении философии Платона, которое поддержано в философии Гегеля, но для наук так и осталось не понятным (об этом уже говорилось на сайте).
    По Платону, бытие и небытие суть, причем в смысле Аристотеля можно говорить о том, что возможно следующее: «А» & «не-А» = «1».
    Это не понятно обыкновенной логике. Но ведь и её закон противоречия некорректен (см., напр., «Законов логики и «законов диалектики» несущественность»).

Аристотель особым образом акцентировал некоторый аспект, который необходимо учитывать при понимании того, что было названо «законом противоречия» (см. также «Противоречия закон по Платону»), и что очень важно для логики (это положение проработано в одной из новых логик). Но в обыкновенной логике все соответствующие вопросы были сведены к пафосно обсуждаемому закону противоречия. А вот на нечто большее обыкновенная логика уже давно не способна. Однако если подойти к этому «закону» диалектически, начиная с Платона, а не с Аристотеля, и это нисколько не умаляет заслуг второго, то понимается нечто такое, на что и было обращено внимание в незабвенной «Метафизике».
    Аспект, указанный Аристотелем, а не сам закон противоречия, – это не только интересный, но и весьма важный и для познания и для практики факт, пропущенный обыкновенной логикой. Это понятно, ибо она просто не могла не то, что осмыслить этот факт, но и даже его зафиксировать.
    А в диалектической философии то, что этот факт знаменует, было положено в основу новых исследований логики, и это в определенной степени повлияло на реконструкцию некоторых из новых логик.
    Тут следует еще отметить и то, что, к удивлению наук, по Гегелю возможно противоречие мышления (т.е. не только противоречие в вещах!). Более того, великий философ указывает соответствующий вариант, в целом известный наукам, но проигнорированный ими и не используемый в них для познания, однако который принципиально важен а) для выстраивания познания в некоторых случаях, б) для исследования познания в целом и др. Более того, великий мыслитель даже привел соответствующую форму суждения (формальную запись), но на нее науки почему-то не обратили внимания ...
    А вот в современной диалектической философии указанный Аристотелем акцент привел к предметным исследованиям, которые выявили некоторые положения, ставшие парадигмальными для некоторых из новых логик.
    Так что указанное положение философии Платона, много раз обмусоливаемое в научных изданиях, но так и не понятое, более чем актуально, и именно оно расширило диалектические представления не только об указанной операции, но и о современной парадигме логики и об операциях, выражениях и методах в диалектическом программировании.

А с учетом замечаний Гегеля в диалектическом программировании исследуются новые принципы построения алгоритмов и многие другие вопросы программирования.
    Причем тут актуален ряд положений, из которых укажем два.
    Первое: для диалектического программирования актуальна тема функционирования программ в киберпространстве, когда требуемое (состояние) «А» реализуется (=«А») вне зависимости от всего иного (условий или параметров среды – «не-А»); правда, требуется совершать некоторые дополнительные действия, например, проверять возможное исходное совпадение индуцируемых (программируемых) и требуемых состояний (тривиальное вроде бы условие, но это – уже новая логика).
    Второе: для диалектического программирования актуальна тема перезагрузки … алгоритмов (т.е. не операций и не методов, а основы (правил построения, или логики) алгоритма программы) при одних и тех же данных и коде. Это – не разделенное программирование и не рефлексивное программирование. Это – вообще принципиально новое для программирования положение (хотя, в первую очередь, – для обыкновенной логики).


В. Необходимо отдельно упомянуть важность понимания Платоном суждений.
     Суждения в философии Платона – тема, начисто проигнорированная в науках, а ведь благодаря именно её знаниям удалось решить ряд важных вопросов, например, первую проблему неопределенности логики.

На важность понимания Платоном суждений общеизвестная логика до сих пор так и не обратила внимание (что очень примечательно, особенно, при понимании развития проблем и негативов логики), а если даже и обратит, то вряд ли получит значимые выводы пока 
 а) не откажется от своих несостоятельных положений, причем до сих пор декларируемых в учебниках, 
 б) не признает идеи по Платону (т.е. пока науки не откажутся … от своей материалистической основы)
и др.
    При этом речь идет не об определении для суждений их видов, форм и т.п. (например, суждения качества и т.д.), а именно о различии суждений (а не их видов), что является диалектическим положением, которого в науках нет. (Его можно будет определить и рассмотреть отдельно.)
    Эти положения имеют ряд следствий. Например, определяется различие суждений, или имеется различие, по меньшей мере, суждений, выносимых рассудком и разумом. Иными словами, суждения не только простые и сложные, апостериорные и синтетические и т.д., но и имеют другие определенности, что важно для познания, точнее – для диалектического познания (а в науках суждения корректно не определены).
    Однако понимание Платоном суждений неотрывно связанно с мистическими для наук идеями по Платону. Но именно оно перевертывает многие современные представления о логике, точнее – раскрывает новые знания тем, кто признает философию Платона (напр., см. «Суждения: новодиалектические основоположения»).

А в целом в современной диалектической философии установлены несколько уровней суждений, только двумя «нижними» из которых пользуются науки, да и то очень ограниченно.
    Кроме того, в современной диалектической философии установлены формы априорного синтетического суждения (которые в науках, правда, не определены), принципиально важные для автоизменений данных и содержаний и, далее, для модернизации баз данных ...
    Более того, в современной диалектической философии установлены возможности применения суждения рассудочного в диалектике, в т.ч. в качестве общей конфигурации для ряда логических построений (как, например, «оболочка» для метода в некоторых языках программирования), в первую очередь, для ряда форм априорного синтетического суждения.
    И др.


Г. И, наконец, самая важная сфера познания философии Платона для диалектического программирования.
     Это – методология, методы.

Принципиально и очень важно то, что методологические ресурсы философии Платона могут быть ранжированы. Это один из важнейших методологических выводов, который науки так и не смогли сделать, и, быть может, именно поэтому, что не обладают достойной методологией.
    Суть положения, которые были выявлены при исследовании философии Платона, и которые, конечно же, используются в диалектическом программировании, например,
– унификация возможностей познания (что привело к выявлению даже отдельного класса логических процедур человеческого мышления, см. «Процедуры человеческого мышления логические второго уровня»),
– условия применения методов познания,
– особенности применения методов познания,
– аспекты структурирования методологических ресурсов диалектического познания и их формализации (что особенно важно для диалектического программирования),
– иерархия методологических ресурсов диалектической философии (не путать с уровнями познания)
и др.

Кроме того, понимание методологических ресурсов получения, движения и совершенствования знаний важно и в инструментальном смысле.
    Так, например, как уже указывалось на сайте, в современной диалектической философии были осмыслены инструменты производства знаний, причем наиболее важными оказались инструменты производства инструментов производства знаний как особые методологические возможности (они составляют одни из методологических возможностей познания современной диалектики).
    Эти инструменты составили особый класс возможностей диалектического программирования.


Д. В целом понятно, что все указанные (и другие) возможности инкорпорированы в теорию диалектического программирования и определяют такие логические построения и программистские возможности, которые попросту не могут быть известны обычному программированию.
    В частности, операции и методы в диалектическом программировании рассматриваются не так убого, как в обычном программировании, более того, они рассматриваются не только в субъективном ракурсе (как абстрактные и реальные методы программ), но и в объективном, что недоступно наукам и, поэтому, обычному программированию (хотя в последнем нащупываются решения, которые, на самом деле, напрямую следуют из фундаментальных диалектических положений, например, в языке  C#  это интерфейсы).

И понятно, что за счет знаний одной только великой философии Платона диалектическое программирование имеет преимущества перед обычным программированием. При этом науки не предоставят обычному программированию (и собственному познанию) ничего фундаментального и даже просто принципиально важного из философии Платона, пока не откажутся от материализма как своей основы, пока не перестанут быть материалистичными, т.е. никогда ...


Е. Итак, для исследования методологического обеспечения диалектического программирования актуальными оказались знания философии Платона.
    Однако и вопросы методологического обеспечения диалектического программирования – исследование формализаций методов, в т.ч. с учетом суждений, и др. – позволили переосмыслить ряд положений философии Платона и сделанных в отношении неё выводов. Это, в свою очередь, повлекло развитие и диалектической методологии и диалектической гносеологии в целом, причем не только непосредственно, но и через позиции философий Платона и Гегеля, что оказалось наиболее важным, и чего никогда не было в науках.


[Продолжение: «Диалектического программирования группа «Методы».]

См. «Некоторые задачи диалектического программирования»
[«Программирование и философия»].



Обсуждения: http://all-discussions.livejournal.com/49950.html