Рефлективная среда инструментализации понятия.
- 21.12.14 г. -


В первой половине сезона 2014/2015 гг. на сайте была дана достаточно разнообразная информация, представляющая новейшие диалектические гносеологические разработки, причем изложенные в моментах их связи с теоретическими положениями философии Гегеля, а также практики. Однако, судя по откликам, возникли не только вопросы, касающиеся сути отдельных положений. Возникли вопросы по поводу материала в целом, тем более что он учитывает принципиально новый подход к познанию, найденный в рамках диалектического программирования. Более того, проведение исследований и даже изложение материала отражает особую форму организации предмета, лучше даже сказать – создание особой рефлективной среды предмета, в которой он может рассматриваться на основе различных подходов, и которая сама собою может представлять своего рода процесс, способствующий познанию (надо сказать, что это соответствует философии Гегеля, но представлено на инструментальном уровне, где, кстати, имеет комплементарный инструмент). Поэтому для разъяснения специфики указанных положений и для ответа на ряд вопросов необходимым оказалось некоторое обобщение обозначенных положений, что собою и представляет настоящая статья (тем более что обобщение также логично и в качестве подведения итогов изложениям материалов в первой половине сезона 2014/2015 гг.).


1. Предметная часть.


Сначала еще раз скажем об основе исследований – о диалектическом программировании, и о том, что оно – не программирование как таковое, а раздел диалектической гносеологии, который для решения поставленных перед ним задач использует алгоритмические возможности диалектики и знания программирования.
    Сама идея диалектического программирования следует непосредственно из развития гегелевской науки логики. Иными словами, понятия базовых в диалектическом программировании положений выводятся из фундаментальных диалектических положений. С другой стороны, в нем используются многие базовые положения обычного программирования. Это обеспечило очень эффективный симбиоз, обладающий многими возможностями, в частности, алгоритмическое использование фундаментальных диалектических положений. Но и обычное программирование  при этом получило развитие, правда, только в рамках диалектического программирования и для его нужд. Так, например, оказалась строго определенной программа. А это, в свою очередь, оказало большое влияние на понимание многих положений и определение новых положений как в самом программировании, точнее – в сферах обработки информации, так и в диалектике. При этом важным в методологическом, а потом и в программно-структурном смысле является определение и различение алгоритма, чего нет ни в науках, ни в обычном программировании, и который в них до сих пор понимается на интуитивном уровне. И т.д. Иными словами, удалось не только переосмыслить многие известные положения и установить новые, но и определить многочисленные их отношения и соответствующие им обратные связи, что дало существенные результаты в части диалектической гносеологии (что и было показано в первой половине сезона 2014/2015 гг.; собственно, это и было смыслом материалов, изложенных в течение соответствующих четырех месяцев). Однако обязательно нужно учитывать два положения.
    Первое – имманентный учет влияния гегелевской науки логики, учет ее положений и развивающих её положений и не только потому, что диалектическое программирование было выстроено на её базе. Именно в связи с гегелевской наукой логикой осмыслялись современные программные ресурсы и практика их применения. При этом, как отмечалось на сайте, соответствующие положения исследовались на имплицитную принадлежность им диалектических факторов и моментов и в соответствии с образующимся различием устанавливались различные обстоятельства предмета исследования (т.е. различие давало основу «системы отсчета» исследований).
    Второй – переходы и обратные связи. Построение материалов в первой половине сезона 2014/2015 гг. наглядно обозначило некоторые из них, которые нужны были для развития изложения и для выявления ряда его опорных положений. Переходы, присущие диалектике, и обратные связи, присущие современной диалектике, являются элементами мощных диалектических инструментов. Если раскрыть и применить все переходы и обратные связи, присущие материалам первой половины сезона 2014/2015 гг., то объем изложения увеличится примерно в 15! Или потенциал изложенного материала, причем если его брать даже только строго в предметном ракурсе, намного больше изложенного даже без базовых положений (напр., истина науки логики) и их самих развития (причем сейчас речь о предмете исследований, а не его основах); о различии блоков информации будет сказано ниже. Получается, что предмет исследований во многом скрыт в отношениях его положений. Кстати, именно это соответствует смыслу обозначенных материалов – определение отношений базовых и новых положений и, главное, соответствующих им переходов и обратных связей, что как раз и составляет основу создания рефлективной среды предмета, которая далее применяется к ряду положений, в т.ч. к инструментализации наличного бытия понятия.

Для конкретизации сказанного нужно указать опорные положения соответствующих исследований, что, во-первых, позволит достигнуть поставленную выше цель – обобщение предмета указанных исследований, манифестируемого обозначенными положениями, во-вторых, даст представления о развитии соответствующего познания и о его связях с практикой и, в-третьих, позволит указать основание рефлексивной среды понятия. Да и сами эти положения получат разъяснения со стороны их обозначения и динамики развития. (Хотя отметим, что в целях упрощения изложения переходы, обратные связи и линии рефлектирования и их принципы изложены не будут.)

Из базовых положений указанного процесса исследований пока выделим одно – организация обработки данных.
    Этот процесс, понятный и достаточно хорошо изученный в программировании, связан в диалектической гносеологии с реализацией методов и с осуществлением познания, что в упрощенном виде можно понимать как обработку, проверку и накопление данных. Если сами методы в диалектической философии изучены хорошо, более того, имеется представление о них в её современных логиках, или имеется логическое представление о методах и их применении, в т.ч. о сугубо диалектических методах (что важно для различия процессов алгоритмизации), то вот вопросам конкретного содержания, или организации и развития системы данных, в диалектике ранее было уделено внимание, в основном, только на основе категориального подхода. Но не только исследование мышления и выработка логик является залогом успеха в диалектической философии. Не только теоретизации важны. Важна и практика. А вот для понимания её самой, её влияния на исследования и на применение знаний, в т.ч. в ней самой, управления ею и т.д. оказался актуальным вопрос обработки конкретных данных, в т.ч. соответствующих изменяющимся внешним условиям. Другое дело, что эти возможности оказались актуальными и для теоретизаций, как, впрочем, и алгоритмизация теоретизаций оказалась актуальной для практики.
    Иными словами, в кратко обозначенном комплексе взаимно влияющих друг на друга положений, также составляющих предмет исследований, была акцентирована обработка данных, которые отличны от привычных в диалектике определений, но достаточно хорошо отражают процессы практики и, главное, хорошо изучены и реализуются в обычном программировании. Поэтому изучению его опыта, в первую очередь, лучших мировых программных продуктов, было уделено большое внимание. Эти исследования проводились с учетом различных парадигм и по разным направлениям: изучение теоретических положений, основывающихся как на диалектических понятиях, так и на опыте программистов, осмысление вопросов практики как на основе диалектического подхода, так и за счет анализа используемых процедур (методов) программного обеспечения и т.д. При этом учитывались как открывшиеся возможности обычного программирования (например, возможность реализации суждения, пусть и простенького, но это было развито в диалектическом программировании), так и его хорошо отлаженные алгоритмические положения (напр., ряд системных процедур). Об этом на сайте говорилось. Но не менее важным оказалось понимание возможности реализации диалектических положений. Одним из таких положений является указанное на сайте опосредствование. Как раз на его основе была осмыслена возможность соответствующей обработки данных, которая инструментально была положена в основу концепта опосредствования обработки данных, что в итоге было реализовано в ряде конкретных инструментальных возможностей, одной из которых является база представлений. При этом понятно, что эти инструменты создавались не ради них самих или решения конкретных задач, скорее, они сами стали текущими результатами столь широких исследований, в первую очередь, в части истины науки логики и понятия. С другой стороны, в смысле задействования сферы понятия становится понятным существенное отличие новых инструментальных возможностей, в т.ч. базы представлений, как от обычных форм обработки данных и баз данных, так и от открытых новых диалектических возможностей обработки информации. Но главным оказалось проявление понятия, пусть в слабых и далеко не полных его явлениях. Это стало первой ласточкой в осмыслении аспектов предметного наличного бытия понятия, о котором как о результате будет сказано ниже.
    При этом, в первую очередь, с учетом исследования опосредствования данных (в частности, базы представлений) и выхода на их более высокий уровень оказался актуальным вопрос, касающийся метаинформационного представления данных. Это очень многогранный вопрос, поэтому сейчас ограничимся лишь одним положением, которое стало актуальным и для всего объема обсуждаемых исследований и для осмысления, как оказалось, самого важного их результата – аспектов предметного наличного бытия понятия. Речь идет об метаинформационых технологиях (МИТ). Наиболее важным оказалось то, что их ключевым моментом стало опять же опосредствование. Оно, кардинально отличает метаинформационые технологии от информационных технологий (ИТ). При этом важно и то, что в диалектике опосредствование не является спонтанным и однозначно определено (в науках нет корректного определения опосредствования). Иными словами, речь идет об опосредствовании (и о формализуемых данных и диалектических знаниях), причем как об объективном процессе, который к тому же позволяет развивать данные и диалектические знания как в субъективном смысле, так и в объективном (правда, мистичном для материалистичных наук). При этом оказалось, что важна не только обработка самих диалектических знаний, но и данных, создаваемых на их основе, а также внешних данных. А уже это привело к ряду значимых выводов и важных положений, но пока остановится на двух из них: опосредствование диалектических знаний и переосмысление программы.

Первое положение является не чем иным, как развитием вопроса организации обработки данных (тут также нужно отметить очередное обращение к указанному ранее положению, т.е. на очевидную рефлективность изложения, что само по себе было акцентировано выше). Он очень объемен, ибо он включает много положений, в т.ч. уже рассмотренных ранее на сайте:
– типы данных, в т.ч. новый тип данных, актуализированный в диалектическом программировании,
– новые возможности обработки данных, в т.ч. та же база представлений,
– эмерджентность возможностей обработки информации
и т.д.
    Особняком стоит опосредствование диалектических знаний, при этом изложение материалов должно быть выражением некоторого первичного, мыслимого или еще каким-либо образом данного содержания. Однако оно, как было показано, в данном случае имеет обратные связи, причем его особенность часто является отрефлектированной в себя особенностью изложения, что, в свою очередь, раскрывается еще и во взаимной связи с образующимся содержанием изложения. В этом смысле, правда, имеется противоречие, но оно поэтапно решается диалектическим путем, однако тут важно то, что безотносительную линию изложения можно выстраивать только на объективном противоречии, которое надо изыскивать в каждом конкретном случае (один из примеров этого был дан на сайте). При этом изложение оказывается связанным с объективностью, факторы которой также необходимо учитывать, причем иногда использовать в качестве моментов формы изложения, но которое само может находиться под влиянием внешних факторов (к которым, кстати, относятся программные вопросы). Таким образом, опосредствование знаний или данных и их зависимость от ряда факторов, в т.ч. от внешних условий, оказываются факторами обработки информации. Последнее положение вроде бы понятно, однако ранее оно не могло рассматриваться в инструментальной плоскости.
    Следует отметить и то, что опосредствование диалектических знаний в презентуемых текстах обозначает и обратную возможность: опосредствование материалов презентуемых текстов в диалектические материалы и, далее, в знания. Иными словами, и опосредствование материалов «внешних» текстов во «внутренние» диалектические знания – это актуальный и важный процесс, ибо он позволяет развивать диалектические знания как в субъективном смысле, так и в объективном (кстати, тут также выступает рефлектирование). Таким образом, рефлексивное изложение (и его обеспечение) оказывается связанным с диалектической гносеологией. Это в целом понятно, но это следовало подчеркнуть.
    При этом интересно и очень важно то, что другой стороной вопроса оказывается некоторая рефлективная среда, в которой реализуются информационные и предметные преобразования, что как раз и является предтечей концепта рефлективной среды предмета, поясняемой в настоящей статье.

Второе положение, которое определилось и в ходе определения концепта сферы исследования и при опосредствовании диалектических знаний, это – программа. В диалектическом программировании было понято, что программа содержит противоречия, что принципиально меняет представления о ней. В частности, установленное в диалектическом программировании различие программы ведет к определению разных оснований (методологий) создания программы, и в диалектическом программировании исследуется ряд начал создания программ, а не только то (одно), которое используется в современном программировании. При этом исследуются проигнорированные в науках, принципиально чуждые для них аспекты, которые для диалектики понятны в силу обозначения их Гегелем и важны, причем не столько в сфере программно-аппаратной реализации, сколько в концептуально-алгоритмическом смысле, что значительно усиливает движущую силу диалектического познания и продуктивную мощь диалектических рассуждений. Иными словами, переосмысление программы привело к пониманию её начал (оснований (методологий) создания программы) и к принципиально новому применению её понятия. Главное, теоретизации в диалектическом программировании позволили поднять программу к наличному бытию предметного понятия.
    Таким образом, инструментализация предметного наличного бытия понятия происходит в объеме рефлективной среды, или найден рефлективный инструментальный подход к наличному бытию понятия.
    При этом интересно то, что в такой среде реализуются не столько информационные и предметные преобразования, но и мышление и процессы познания, что является существом рефлективной среды предмета, поясняемой в настоящей статье.

Одним из следствий сказанного является возможность алгоритмической работы с предметным наличным бытием понятия, что позволяет не только осуществлять диалектические исследования, например, постигать суть вещей, но и производить предметную компьютерную обработку диалектических данных и материалов, что значимо увеличивает производительную мощь современного диалектического познания.
    С другой стороны, появившаяся возможность позволила переосмыслить продуктивную реализацию многих диалектических инструментов.

Однако наиболее важным является все же более общее положение – возможность фиксации понятия той или иной проблемы (предмета) в его реальности. Это само по себе важное положение, но важно и его другое следствие, на основе которого исследуется переход к переосознанию на инструментальном уровне гегелевского принципа познания и к его предметной реализации. А это – уже выход на качественно иной уровень диалектики. На его основе (в смысле реальности понятия) оказалось возможным переосмыслить многие методологические возможности диалектики, даже диалектический метод Платона, но, главное, сформулировать одну из основ создания новодиалектической феноменологии-духа-продолжения, которая является важным фактором и знаниями развития современной диалектической философии.

Таким образом, имеют место исходящие из новодиалектического концепта организации обработки данных следующие позиции:
    во-первых, новая диалектическая реализация (принцип) исследования, развивающая гегелевский принцип познания и дополняющая колоссальный арсенал диалектических инструментов,
    во-вторых, инструментальное предметное наличное бытие понятия,
    Эти положения (которые, конечно же, надо брать в их многогранности) составляют основные предметные выводы обозначенных исследований диалектического программирования. Именно их определения составляют разъяснения специфики изложения материалов в первой половине сезона 2014/2015 гг. и обобщения (выделение основных) их результатов.
    Однако полученные выводы содержат не только указанные актуальные положения, но и другие, что в совокупности дает основания последующим исследованиям. Некоторые из направлений исследований и их положений можно будет обсудить в дискуссиях и в последующих статьях.


См. «Исключительность познания СДФ» и «Инструментальное наличное бытие понятия».



2. Дискуссионная часть
[в рамках проекта ДИАЛЕКТИКА].

а. Обозначение исходных, предметных и целевых положений обсуждений предполагается осуществить в начале предметных дискуссий.

б. Для предметных дискуссий в рамках Академии диалектики и диалектической философии предоставляются ссылки на дополнительные материалы.

в. Вопросы, предложения, сообщения и т.д. можно присылать на сайт через Контакты, а также на различные вспомогательные и дополнительные ресурсы сайта.

г. Для новых пользователей и для новых ветвей обсуждений могут быть созданы дополнительные дискуссионные площадки; заявки и предложения присылать через Контакты.


3. Другие обсуждения: http://all-discussions.livejournal.com/58848.html.