Экономический суверенитет: общая аналитика.
- 15.04.09 г. -

Понимание экономического суверенитета особенно актуально в современных условиях, когда происходит развитие и унификация мировых интеграционных процессов и движение колоссальных финансовых потоков между различными странами, усиливается влияние международных финансовых центров и других факторов, углубляются кризисные явления и появляются новые проблемы, как международного, так и национального характера, что, несомненно, оказывает существенное влияние на расстановку сил на международной арене и, в частности, в мировой экономике. Все более существенными становится стирание границ национальных экономик, подвергаемых новым тенденциям глобальных мировых, в первую очередь, интеграционных процессов. С другой стороны, столкновения национальных интересов, прежде всего в экономике, и территориально-региональное соперничество не исчезают. При этом в условиях глобальной интеграции и неизбежности международной кооперации экономические механизмы оказывают существенное влияние на всемирные процессы и политики отдельных стран, более того, позволяют добиваться контроля над рядом из них без военных или иных явно выраженных вмешательств; иными словами, более грамотно ведущая свои действия сторона навяжет не только свою конфигурацию хозяйственных отношений и взаимодействий, что ей экономически выгодно, но и требуемый ей образ хозяйственного устройства, прообраз государственного устройства.
    В этих условиях, особенно после весеннего’09 саммита G20, все большее значение приобретает экономический суверенитет. Но исследователи все еще предлагают устоявшиеся варианты и модификации рассмотрения понятия экономического суверенитета, уже мало отвечающие современным условиям и вызовам.

Обычно экономический суверенитет в целом понимается как самостоятельность государства, его права на ресурсы и его возможность осуществлять самостоятельные действия в сфере хозяйственной деятельности с дальнейшим раскрытием и углублением внутригосударственных и межгосударственных положений и особенностей.  

 А. При рассмотрении и определении экономического суверенитета обычно акцентируются, во-первых, суверенные права государств, которые выражаются в правах распоряжаться своими ресурсами, осуществлять самостоятельную экономическую деятельность, принимать самостоятельные решения по вопросам национальной экономики, включая свободу определения своей торговой политики, проводить самостоятельную финансовую политику,  регулировать на своей территории рынки, деятельность иностранных компаний, иностранные инве­стиции, а также национализировать или передавать в другие руки иностранную собственность [1 - 5].
    Во-вторых, обычно оговаривается, что осуществление государствами самостоятельной экономической деятельности должно базироваться не на ограничениях иностранных компаний, что может вызвать ответные меры других государств, а на национальной сильной экономике, ее конкурентоспособности, на зрелых и эффективных государственных институтах, на высоком качестве человеческого капитала [6; 7]. 
    В-третьих, обычно учитываются специфические финансовые факторы, влияющие на осуществление экономического суверенитета: финансовая система, роль и влияние банков, деятельность межгосударственных организаций (МВФ, ВТО и др.), бюджетные политики государств, механизмы валютной экспансии и интервенции. Указывается, что понятие «экономический суверенитет» надо рассматривать с точки зрения наличия системы рефинансирования, существования крупных национальных финансовых институтов и концентрации валютных активов в стране [2; 3]. 
    В-четвертых, часто отмечается, что эффективные государственные, частные и общественные институты являются базовым элементом экономического суверенитета; необходимо обладать качественными системами государственного управления: правоохранительной, налоговой, судебной, таможенной [3].
    В-пятых, некоторые специалисты указывают особые меры, обеспечивающие экономический суверенитет: повышение эффективности функционирования всей системы исполнения законодательства (административной, судебной и правоохранительной систем), реформирование социальной сферы и укрепление демократических институтов, защита базовых демократических прав (безопасность жизни и собственности) [7].  
    Таким образом, для внутригосударственных положений и аспектов экономического суверенитета существенно смещение акцентов с ресурсов и земель на технологии и финансы, - это принципиально важный вывод, который необходимо учитывать при рассмотрении экономического суверенитета в XXI в. Более того, для экономического суверенитета принципиальными оказываются институциональные и правовые вопросы, которые не всегда учитываются. 
    Однако в системе внутригосударственных положений и особенностей экономического суверенитета необходимо четко выделять те из них, которые «задействуются» в межгосударственных отношениях или являются институциональными или правовыми, что обуславливает позиционирование и рассмотрение ряда положений и аспектов в группах, которые, в свою очередь, выявляют его специфики в современных условиях.
    Более того, совершенно очевидно, что обычно не устанавливаются и не учитываются традиционные и современные связи и отношения даже известных положений экономического суверенитета, их влияния в сфере хозяйственной деятельности, тем более, с учетом известных и постоянно проявляющихся новых условий и факторов. 
    Добавим, что при анализе экономического суверенитета необходимо также учитывать устанавливаемые обратные связи его положений и факторов, так как, например, протекционизм, с одной стороны, способствует защите и развитию национального производства, но, с другой стороны, влияет на усиление монополизма и снижение конкурентоспособности в стране, т.е. связан с двумя весьма важными положениями, относящимися непосредственно к экономическим параметрам. 
    Таким образом, экономический суверенитет необходимо рассматривать в современном понимании даже на уровне внутригосударственных положений, по меньшей мере, как многогранную динамическую систему, которая требует поддержки, планирования и регулирования.

 Б. При рассмотрении межгосударственных положений и аспектов экономического суверенитета учитываются  уважение государ­ственного суверенитета, признание равноправия всех государств в международных отношениях, соблюдение экономических интересов всех государств, право любого государства на участие в решении международных экономических проблем, особенно если затрагиваются его законные интересы, неущемление выгод государства от участия в межгосударственных экономических отношениях, недопустимость экономической дискриминации в отношении каких-либо государств, если в отношении них не приняты легитимные международные санкции и др. [1; 6; 8; 9]
    При анализе межгосударственных положений и аспектов экономического суверенитета кроме правовых аспектов все более учитываются непосредственно экономические положения, в основном, развитие финансовой системы и глобальных рынков и их влияние на конкретную экономику [2]. Это, в свою очередь, возвращает рассмотрение экономического суверенитета к острому вопросу понимания межгосударственных экономических отношений либо в системе международного экономического права, либо в системе всех межгосударственных отношений. А этот вопрос усугубляется тем, что в последнее время само международное экономическое право уже понимается по-новому, в двух плоскостях (частях, разделах):  правовые аспекты и отрасли (торговля, финансы, инвестиции и т.п.) [10]. 
    Таким образом, во-первых, при всей гладкости международных формулировок  обнаруживаются явные противоречия, например, провозглашение общности принципа суверенного равенства не имеет конкретного отражения в фундаментальных основах международного права. 
    Во-вторых, нет однозначного понимания того, как трактовать межгосударственные экономические отношения: как конкретно взятые отношения экономического характера, рассматриваемые в международном экономическом праве, или как часть всех межгосударственных отношений, в данном случае – экономического содержания.
    В-третьих, при рассмотрении понятия экономического суверенитета в смысле равноправия государств учитывается ряд положений и факторов, которые, с одной стороны, существенны при формировании норм международного права, но, с другой стороны, весьма ясно показывают затушевывание интересов сторон, которые вряд ли хотят упускать не только свою законную, причитающуюся им в силу национальных возможностей прибыль, но и дополнительную прибыль, которая может быть только частью прибыли какой-либо другой стороны. Указанное противоречие обычно микшируется не только на дипломатическом уровне, что совершенно резонно, но и в научных исследованиях, представляющих межгосударственные экономические отношения основывающимися на допущениях экономической науки  относительно 1) рынков, как основного средства координации действий людей, участвующих в экономическом процессе, 2) максимизирующего поведения, 3) стабильности предпочтений людей, 4) неразличимости предпочтений людей различных категорий населения и различных культур и обществ [11]. Таким образом, в-пятых, рассмотрение межгосударственных положений и аспектов экономического суверенитета еще и усугубляется недостатками методико-научного обеспечения, по крайней мере, понимания экономических процессов.
    При этом рассмотрение экономических положений во всем их многообразии для межгосударственных положений и аспектов экономического суверенитета становится еще более актуальным, так как многие из них были рассмотрены как принципиально важные для внутригосударственных положений.
    Принципиальным является то, что высвечивается разнокачественность межгосударственных положений и аспектов экономического суверенитета. 
    Таким образом, рассмотрение межгосударственных положений и аспектов экономического суверенитета не только основано на условности того, что стороны межгосударственных отношений согласны отказываться от дополнительной прибыли для соблюдения справедливости, параметры чего, однако, четко не прописаны, но и базируются на устаревших экономических принципах, раскритикованных многими учеными и специалистами* и приведших к очевидным фактам кризиса, проявившегося осенью 2008 г.

В соответствии с традиционным пониманием и рассмотрением  экономического суверенитета в современных новых условиях одна из главных проблем заключается в том, что, несмотря на очевидность его понятия, составляющих и аспектов, их удовлетворительную проработку в современной отечественной и зарубежной литературе, они рассматриваются и позиционируются в соответствии с традиционными представлениями и воззрениями, на основе привычных рассуждений и парадигм, в канве стереотипов западной экономической науки, концептуально устаревшей и методологически маломощной в современных условиях. 
    Другая проблема в том, что не устанавливаются и не учитываются традиционные и современные связи и отношения даже известных положений, их влияния на действия государств в сфере хозяйственной деятельности, тем более, с учетом известных и постоянно проявляющихся новых условий и факторов, а это ведет к пониманию экономического суверенитета, кроме всего прочего, как определенной системы мер. 
    Таким образом, экономический суверенитет рассматривается все еще в традиционных определении и отношениях к мировой практике, к мировым условиям и, главное, при учете традиционных, а не современных проблем и задач. Но требуется, по сути, современное переосмысление и понимание экономического суверенитета, которые должны  учитывать современные вызовы, а не доопределяться на основе имеющихся теоретических положений. 
    Новое понимание экономического суверенитета имеется в современной политической экономии.
    Кроме методологической новизны и значимости для практического применения понимание экономического суверенитета в современной политической экономии определяет неидентифицируемый ранее аспект концептов антикризисного развития.

* См. «Отвержение экономизма».

ЛИТЕРАТУРА.
1. Экономический суверенитет государства. Учебное пособие / Под ред. Блищенко И.П. – М., 2001.
2. Ершов М.В. Экономический суверенитет России в глобальной экономике. – М., 2005.
3. Гурвич В. Будем мы или будут нас? Экономический суверенитет и как с ним не бороться // Политический журнал. – 2005. № 36 (87).
4. Тункин Г.И., Шишкин В.М. О международно-правовых принципах нового между­народного экономического права // Советское государство и право. – 1980. № 9. – С. 91. 
5. Шатров В.П. Международное экономическое право. Учебное пособие. – М., 1990. – С. 15, 17
6. Бараташвили Д.И. Принцип суверенного равенства государств в международном праве. – М., 1978.
7. Мау В. Суверенитет и экономический рост // Коммерсант. – 08.11.2006. № 208 (3539).
8. Богуславский M.M. Международное экономическое право. – М.,1986.
9. Мовчан А.П. Кодифи­кация и прогрессивное развитие международного права. – М., 1972. – С. 173.
10. Шумилов В.М. Международное экономическое право. – Ростов-на-Дону, 2003.
11. Becker G. The Economic Approach to Human Behavior. - Chicago, 1976

[Продолжение: «Экономический суверенитет: новое понятие».]

См. «Современная политическая экономия»,
«Кризис 2008-го: первое и второе», «Итоги весеннего’09 саммита G20 и выводы по поводу него»

[«Конкурентноспособность», «Экономический суверенитет: новое понятие»]



Обсуждения: http://community.livejournal.com/all_discussions/1661.html