Несовершенство психологии.
- 16.05.10 г. -

В Новейшей философии при анализе психологии и современного состояния познания в ней был выявлен ряд обстоятельств, требующих осмысления. При их исследовании были установлены логически структурированные группы проблемных положений, которые в парадигмальном, предметном и других смыслах характеризуют положение вещей в психологии на современном этапе ее развития. 
    А для формирования первичных представлений о соответствующих профильных исследованиях в Новейшей философии достаточно будет указать идентификационные, смысловые аспекты и положения ряда групп.

Первым обстоятельством, на которое нужно обратить внимание, является парадигмальная нецелостность психологии - наличие многих парадигм, оснований исследований в ней - так что, по существу, невозможно говорить о единстве этой науки, в первую очередь, ее теоретического базиса, что предельно важно для оценки самой психологии и возможности проведения исследований в ней. И это - не множественность точек зрения по одному вопросу, не некоторая солянка мнений, зачастую присущая наукам. Это - отсутствие общепризнанной единой научной платформы.
    Психология изрядно иссечена различными представлениями и представляет собою, по сути, совокупность лишь формально объединенных отдельных, изолированных, качественно различных по парадигмальным и методологическим представлениям, разделенных предметно основ, фрагментов и направлений познания.
    Обозначенное обстоятельство еще в середине ХХ в. породило утверждения о кризисе психологии, однако с того времени вопрос не только не был решен, но и оказался еще более усугубленным.

Важным моментом является и то, что психологам, базирующимся на одних представлениях, всегда можно беспрепятственно и не менее обоснованно противопоставить возражения, просто формируя их на основе воззрений иных направлений психологии. Так что о строгости и обоснованности ряда рекомендаций на основе психологии не приходится говорить.

Одним из серьезных негативных последствий множественности различных, несводимых друг к другу, не объединяемых, принципиально различных парадигм является  невозможность однозначного определения основного объекта исследований.
    Объекты исследований в психологии могут быть более-менее корректно определены в рамках лишь отдельных ее направлений. Но в силу этого можно говорить лишь об определенности отдельных направлений психологии, но не о ее самой определенности. Так, быть может, тогда одно из тематических направлений и есть психология, а остальные - другие сопутствующие науки?

Также имеет место  неопределенность ряда основополагающих понятий психологии.
    В частности, так и не известно, что такое мышление. Но, как уже указывалось, проблема оказалась даже не столько в том, что в соответствии с философией Гегеля мышление в принципе не может изучаться в психологии - и это составляет отдельный, очень важный вопрос, развивающийся в моменты нового познания - сколько именно в том, что в психологии оно до сих пор так и не идентифицировано. Иными словами, не определено одно из основополагающих понятий, а ведь оно используется, как якобы определенное и в самой психологии, и в других науках, создавая в ней и в них предметный хаос; например, как уже указывалось, известны определения суждений как форм мышления*.
    Попытки определения мышления, например, через функции мозга или ассоциации, которые также еще не изучены, очевидно, не корректны. Да и какие имеются процессы, связывающие, соотносящие друг с другом мозг и мышление, также не установлено. 
    Также нет понимания сознания, подсознания, памяти и т.д. Определения, конечно же, есть, но они настолько разнообразны и зависят от времени и конкретного направления исследований, что даже не понятно, какое лучше брать за основу. 
    Даже придерживаясь определенной парадигмы и ее определений, нельзя установить существа многих категорий, так как они определяются либо через другие неопределенные категории, либо функционально - дается внешнее описание, а не существо. К тому же на основе одной отдельной определенной парадигмы можно говорить о каких-то частностях исследований.

Следующим серьезным моментом является отсутствие строгих теоретических построений и даже возможности их реализации.
    Во-первых, без единой теоретической основы, включающей знания о мышлении, памяти и др., проводить исследования и, тем более, обобщать поведение всех людей под единый шаблон невозможно; впрочем, вопрос об уникальности каждого человека был поднят  в гуманистическом направлении психологии, но так и не получил ответ.
    Во-вторых, психология, по существу своему, есть эмпирическая наука, и ее предметные положения до сих пор исследуются не более чем как тем или иным образом обобщаемый набор реакций организма и выводов исследователей. Но где же гарантии того, что выводы эксперимента, подтвержденного данными тысячи людей, можно распространять на тысяча первого человека? 
     Да и много обещавшие технические достижения мало что дали при исследованиях до сих пор трансцендентных сознания, мышления и т.д. Существенны и естественнонаучные проблемы, например, без понимания того, что есть электрический заряд, невозможно понять существо процессов, отражаемых электроэнцэфаллограммами. Можно, конечно, говорить о частоте и амплитуде сигналов и т.п. - но ничего конкретного предметно так и нет. 
    В-третьих, надо учитывать, что в целом теоретическое несовершенство психологии определено не только парадигмальными причинами, но и несовершенством и парадоксальностью традиционной логики.
    Отдельно нужно сказать о логических парадоксах. Дело в том, что в психологии нет даже исследований того, а имеются ли имплицитные и иные логические парадоксы и другие неоднозначности в ее выводах и рекомендациях, включают ли они логические противоречия в малом и т.д. Эти негативные моменты не то, чтобы не замечаются или скрываются, они просто не предполагаются возможными в психологии. Но при этом известны, хотя  не анализируются и не исключаются разнящиеся представления о конкретных феноменах и категориях, например, известны различные определения памяти.
    Отсутствие единых теоретических основ и проработанных логико-методологических основ является серьезным моментом, образующим вопросы по поводу содержания и развития в целом познания психологии.

К сказанному можно добавить, что в психологии принимаются во внимание лишь ощущаемые феномены, но не учитываются нерегистрируемые сверхчувственные феномены (хотя это общая беда наук). Это обусловлено, в первую очередь, тем, что психология априорно базируется на рационалистических представлениях, заложенных в эмпирической психологии во времена еще Х.Вольера, Ж. Ламетри, Э. Кондильяка и др. Так, может быть, следует отойти от старых стереотипов? - хотя для этого необходимо переосмысление психологии.

Существенной проблемой является общая, концептуальная, философская неоднозначность основ психологии и представлений о ней вообще.
    Например, принципиально не замечается проблема дуализма, причем она для психологии, не обладающей существенным теоретическим аппаратом, критична еще и тем, что при решении ее в сторону монизма возникнут парадоксы физикализма и функционализма - такие же вопросы, как и в негативной части philosophy of mind - а при утверждении дуализма с особой остротой встанут проблемы идентификации сознания и невозможности использования рационалистических (научных) методов познания. 
    Кроме того, могут стать признанными проблемы, некоторые из которых были обозначены К.Поппером в его книге «Знание и психофизическая проблема…».
    Более того, принципиальна проблема неопределяемости ряда феноменов (например, квалиа), к тому же усугубляемая указанной выше проблемой базовых понятий и категорий, что ставит вопрос еще и об обосновании психологии как науки
    Так что философской рефлексии в психологии нет, что, быть может, не случайно, а вот в случае ее появления в психологии могут образоваться фундаментальные проблемы; вопрос открыт.

Таким образом, существенны проблемы парадигмального, методологического и формально-теоретического обеспечения психологии.
    Имеются и иные проблемы.

В целом, в том числе по причине влияния негативов традиционной логики, имеющих существенное значение для методологии любой науки, психология на современном этапе своего развития не обладает надлежащими методологическими возможностями и эвристическим потенциалом, в силу чего на основе нее не могут решаться многие задачи, возникшие в Новейшей философии.

Такое положение вещей не могло устраивать Новейшую философию, ибо ей для развитяи познания и для формирования диалектического учения о человеке требуются непротиворечивое теоретическое основание, цельные представления и действенные знания о человеке и возможностях его осмысления, не имеющие, в первую очередь, логических изъянов.
    Это в Новейшей философии обусловило 
 а) анализ и переосмысление ряда положений психологии на базе актуальных диалектических знаний, 
 б) решение требующихся для диалектического познания парадигмальных и иных задач,
 в) реконструкцию ряда принципиально новых исследований в области психологии на основе диалектического познания.

Обозначенные и некоторые другие моменты стали причинами актуализации принципиально новых исследований в области психологии на основе диалектического познания и, в итоге, создания диалектической психологии.


* Например, «Суждение - это форма мышления, которая состоит из понятий, связанных между собой, и что-либо утверждает или отрицает» (см. http://www.e-college.ru/xbooks/xbook005/book/index/index.html?part-003*page.htm ).


Продолжение: «Причины актуализации диалектической психологии».


См. УЧЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ и «Логическая психология»,
«Обычные науки» и «Необходимость новой логики»

[«Диалектическая психология»].


 

Обсуждения: http://community.livejournal.com/all_discussions/18719.html