Некоторые характеристики логических искажений - 3 (часть 3),
некоторые аспекты анализа логических искажений
[продолжение статей «Некоторые характеристики логических искажений - 1» и «Некоторые характеристики логических искажений - 2»].
- 20.02.11 г. -

Для развития логики большое значение имеют проводимые в логиках современной диалектической философии исследования логических построений и логических искажений, в т.ч. разнообразных лжетеорий и профанаций. Эти исследования принципиально новы, более того, обладают многими ноу-хау, позволяющими современной диалектической философии иметь соответствующие преимущества перед науками. Однако некоторые вопросы исследований логических искажений следует обозначить по ряду причин, часть из которых будет понятна в силу излагаемых ниже материалов, а другая часть – позже, после изложения более поздних материалов.
    Итак, в двух предыдущих статьях сайта – «Некоторые характеристики логических искажений - 1» и «Некоторые характеристики логических искажений - 2» – были актуализированы и рассмотрены концептуальные положения, отражающие негативы логики на современном этапе ее развития: были осмыслены некоторые аспекты логических искажений.
    В целом, как было показано, важными являются вопросы выяснения обстоятельств системных и логических моментов, субъективных и психологических аспектов, а также ряда неформально-структурных факторов, имеющихся как при выстраивании логических построений и существенно влияющих на них, так и при образовании логических искажений, в т.ч. при формировании лжетеорий и профанаций. Но не менее важным является анализ отдельных моментов преднамеренных логических искажений и профанаций, которые, анализируемые в их релевантной совокупности, дают представления о структуре и вариантах развития искажений, а также о некоторых психологических аспектах их создателей и причинах их деятельности.
    В целом изучение логических искажений и ошибок при создании логических построений оказалось важным для развития не только логики, но и иных наук, например, для психологии, причем для нее логические искажения важны не менее и даже в некоторой степени более интересны, чем правильные логические построения, так как они обозначают специфические особенности функционирования мышления.
    В целом анализ логических искажений и профанаций, а также психологического портрета какого-нибудь их автора важен не столько в смысле критики, сколько в познавательных целях, например, в целях
– исследований в логической сфере,
– анализа факторов и процедур создания логических искажений, в т.ч. для определения контрмер и процедур защиты логических построений,
– развития исследований феноменальной теории противоречия и противоположности и  пролонгирующих ее наук,
– формирования принципиально новых когнитивных инструментов,
– предметных исследований психики, для которых интересны именно поведенческие отклонения и неадекватные действия,
и др.
    Таким образом, осмысление логических искажений и ряда иных сопутствующих вопросов оказывается важным как в теоретическом, так и в практическом смысле, причем не только в целях создания процедур исключения ошибок и искажений, но и для продолжения изучения и, главное, для понимания определенной конкретики предмета исследований, приводящих к обозначению принципиально новых положений. 
    В смысле обозначенных выше моментов целесообразно привести ряд осмыслений и обобщений некоторых положений, изложенных в предыдущих двух указанных статьях, которые оказываются важными, так как приводят к новым знаниям, и которые вызвали живой интерес, ряд откликов и предложений. 

 А. В смысле первой статьи оказалось очевидным, что использование логического противоречия неряшливости, по Ильенкову – каким-нибудь горе-ново-логиком (шарлатаном) в качестве одной из основ его профанаций может обозначать не только его малограмотность, но и некоторые психологические аспекты, так как игнорирование общеизвестного, изложенного в учебных изданиях и много раз обсужденного в Интернете факта нельзя объяснить рационально.
    Неприемлемость логического противоречия в качестве основы или движителя профанации была осмыслена как основа изменения ее вида и формы ее пропаганды, что, как оказалось, не менее важно, в т.ч. в смысле следующих возможных вариантов действий горе-ново-логика (шарлатана):
– непоколебимое отстаивание профанации и логического противоречия в ней,
– переиначивание противоречия,
– отказ от профанации.
    Особое внимание было уделено второй позиции, так как первый вариант является демонстрацией малограмотности горе-ново-логика (шарлатана), что не представляет интереса, а третий определяет анализ условий прекращения профанации, что составляет предмет отдельных исследований (которые не относятся к предмету ФТПП и теории логических построений).
    Согласно осмыслению второй позиции, логическое противоречие может тем или иным образом изменяться и маскироваться, в т.ч. в целях скрытия его применения в профанации. Например, рассматривались варианты следующих «изменений» логического противоречия (кстати, как это делается в ряде случаев в дискуссиях в отношении недоказываемых утверждений, что было установлено в феноменальной теории противоречия и противоположности): оно может стать
– неабсолютным,
– исключительным в контексте профанации,
– относительным, в т.ч. относимым к разным субъектам или предикатам одного или нескольких  высказываний,
– разделяемым, например, на ряд логических позиций, групп, причем еще и на основе каких-нибудь специфических представлений о логике, вводимых без доказательств или в виде еще какой-либо «теории»,
–  по-новому идентифицированным, даже обрести ранее не известные свойства и, в частности, называться диалектическим, логико-диалектическим или диалектико-логическим,
и т.д.
    Иными словами, горе-ново-логик (шарлатан) может пытаться скрыть то, что в профанации все еще продолжает использоваться логическое противоречие (но прикрытие этого факта может осуществляться разными способами, см. ниже). При этом, понятно, не только логическое противоречие не исчезает, но и указанная Ильенковым неряшливость становится все более и более вопиющей. Иными словами, логическое противоречие  будет еще более рельефно высвечивать несостоятельность профанации.
    Интересным может вывод о том, что горе-ново-логик (шарлатан) может для виду или по-настоящему отказаться от логического противоречия  как одной из основ своей «теории». Тогда, правда, она подвиснет, так как останется без бравурно ранее введенного источника развития рассуждений, но это вряд ли смутит горе-ново-логика (шарлатана). Хотя, с другой стороны, горе-ново-логик (шарлатан) может безболезненно отказаться от любого определения, тезиса или даже части профанации – содержательно ровным счетом ничего не изменится, хотя ошибок и ляпов может стать меньше, что им может даже выдаваться за новые успехи или развитие его «теории».
    И, наконец, горе-ново-логик (шарлатан) может прибегнуть к ссылкам на авторитетные труды, но  касающиеся … противоречия или чего-то подобного, т.е. не логического противоречия, тем самым, осуществляя подмену понятий, возможность чего в профанации была, впрочем, установлена в предыдущих указанных статьях.

Далее, анализ позиции, касающейся отказа от логического противоречия или его трансформации, показал, что тогда будет необходим переход на новые «теоретические основы» профанации, что требует проведения горе-ново-логиком (шарлатаном) определенных «новых исследований». Они могут быть проведены в том же стиле, что, однако, только усугубит представления людей о профанации, а могут … не проводиться, например, может просто быть сказано, что они были проведены, горе-ново-логику (шарлатану) не привыкать врать. В последнем случае, наиболее предпочтительном для горе-ново-логика (шарлатана), ему целесообразно временно (на полгода или больше) не афишировать свою профанацию. В этом случае она, кроме того, может подзабыться, и, по крайней мере, новым читателям можно будет впаривать профанацию по-старому, тем более, с учетом понимания того, что о ней раньше сказали люди. (Однако люди, даже в первый раз читающие профанацию, скорее всего, будут обращаться к старым материалам, так что вариант временного небытия профанации может пройти только в отношении малого числа совсем уж недалеких читателей, которым никакая теория не интересна, так что «труд» горе-ново-логика (шарлатана) и тут пропадет.)

Осмысливался вариант и того, что для воздействия на новых читателей, а также для решения старых проблем и для придания весомости новому витку пропаганды профанации горе-ново-логику (шарлатану) необходимо придумывать новые трюки. 
    Из ряда вычисляемых на основе обозначенных ранее субъективных и психологических факторов следует говорить, в основном, о подтасовках и об отвлечении внимания от проблем профанации и от ее пустоты. Примерами тут могут быть указанные ранее теоретические  подгонки-переделки (например, логического противоречия), введения посылок, имеющих похожие (нужные для профанации) аспекты (слова), так как про смыслы и знания речь в профанациях идти не может, и т.д. 
    Интересным вариантом оказалось комбинирование разных «теоретических возможностей», которыми обладает горе-ново-логик (шарлатан), одной из реализаций чего может быть усиленное цитирование им различных изданий, что должно как бы подчеркивать весомость и ученость профанации. В таком случае можно ожидать целого потока цитат, приводимых подряд и невпопад, комментируемых буквально одним-двумя предложением (ибо на большее горе-ново-логик (шарлатан) не способен, а вот если комментарий будет побольше, то обнаружится безграмотность горе-ново-логика). Тут дело еще и в том, что очевидные пробелы в профанации горе-ново-логик (шарлатан) может попытаться прикрыть навалом цитат, относящихся и не относящихся к делу. При этом, во-первых, внимание от проблем профанации может быть отвлечено, во-вторых, горе-ново-логик (шарлатан) может даже кому-то показаться умным, даже ученым, ибо приводит цитаты. Но в целом простое цитирование для профанации плохо кончится:  просто цитирование навалом будет говорить лишь о том, что требуемые слова из книг горе-ново-логик (шарлатан) находить может, а вот навыков научно-исследовательской работы у него нет, да и понять и применить к своей «теории» цитаты он не может, просто сыплет ими. Кроме того, дать надлежащий анализ чужих мыслей горе-ново-логик (шарлатан) не сможет: во-первых, нет образования, во-вторых, тогда его «теория» (на фоне объективных данных) вообще может стать очевидным фарсом. Так что следует предположить просто навал цитат со скудными пояснениями или отдельное их применение для красного словца.
    Тема цитирования весьма интересна и имеет много развитий. 
    Например, для горе-ново-логика (шарлатана) характерным должно быть наукоучение всех остальных тому, что … он впервые прочитал сам. Причем это сводится не только к повальному цитированию, но и к выборочному, тематическому цитированию вплоть до создания тех или иных тем для обсуждения в разных Интернет-ресурсах. На первый взгляд, показывается образованность горе-ново-логика (шарлатана), но вот даже студенты-первокурсники не создают журналы и темы для того, чтобы поразить всех тем, чему их научили в первые же дни обучения в вузах. А вот горе-ново-логик (шарлатан) может бравировать тем, что вычитал, для придания авторитетности себе, но достигается, однако, обратный результат (в частности, приводить-то он будет простенькие факты, что будет бросаться в глаза).
    Таким же смешным наукоподобием является и участие горе-ново-логика (шарлатана) в разных обсуждениях, содержащих слова, имеющиеся и в его профанации. Он захочет как бы показать свою эрудированность (тут и цитирование, и создание тем на руку), но вот скудное содержание его вопросов и рассуждений будет выдавать малообразованность горе-ново-логика (шарлатана), так что даже на студентов-первокурсников он вряд ли сможет производить впечатление более одного семестра. (Но, о чем уже говорилось, горе-ново-логик (шарлатан) может периодически прекращать пропаганду своей профанации, так что этот проанализированный момент многопозиционен и важен, причем и в методологическим смысле…)

Были проанализированы и смоделированы и иные действия горе-ново-логика (шарлатана) и формы их осуществления им в целях либо непосредственного запутывания читателей, либо умноподобного прикрытия глупостей его инсинуаций и создания условий для возникновения отвлекающих тем, вопросов и т.д.
    Кроме того, что были установлены и иные формы пропаганды профанации, наукоподобного преподнесения ее материалов, о которых речь пойдет несколько позже, но тут все же следует обозначить одно важное общее положение. 
    Горе-ново-логиком (шарлатаном) содержание часто подменяется формой, наукоподобием, что должно проявляться в форме изложения его профанации (так как содержание липовое), в частности, оно может в значительной мере пестрить табличками, общеизвестными фактами, нераскрываемыми цитатами, попунктными перечислениями чего-либо и т.п., в общем, всем тем, что придает форму тексту и может отвлечь от содержания и даже заменить его.
     Но при этом, опять же, важно понимать еще и то, что указанные положения характеризуют отсутствие образования и научно-методологической подготовки у горе-гово-логика (шарлатана), что сразу же бросается в глаза специалисту. (Этот вопрос имеет большое значение, так как вопросы научно-методологической подготовки и вообще ведения научно-исследовательской работы, всегда являющиеся актуальными, через осмысление логических искажений и профанаций приобретают новые аспекты; подробнее об этом  будет сказано позже.)

И ряд других важных вопросов был изучен с учетом исследований логических искажений, причем как тематически соответствующих, так и предметно отличных.
    Немаловажным выводом является подтверждение выявленных в ходе теоретизаций и анализа конкретного материала ряда дискуссий аспектов субъективных и психологических характеристик выстраивания неверных и искаженных логических построений, что, как оказалось, имеет большое эвристическое значение.

 Б. В смысле второй статьи интересным оказалась возможность изменения горе-ново-логиком (шарлатаном) желто-зеленого цвета своего лейбла, например, его «озеленение». Действительно, желто-зеленые цвета слишком уж симптоматичны в смысле клинической психологии.
     Но именно изменения ранее обозначенных символически важных положений (например, цвета лейбла, базовых положений «теории» и т.п.) оказывается весьма интересными для психологии, а также для исследований логических искажений.

Симптоматичными могут быть и другие поведенческие аспекты горе-ново-логика (шарлатана), например, раздвоение представлений или противоречивые действия, в т.ч. когда в одном случае он не будет признавать фактов, относящихся к его профанации и ее пропаганде им, а в другом – прямо указывать, что они относятся к его «теории» (например, обращены против нее). 
    Но тут может иметь место не только ряд психологических аспектов, но и банальное «заврался»; поэтому, кстати, логическое противоречие и другие положения могут горе-ново-логиком (шарлатаном) видоизменяться даже после долгого времени пропаганды профанации.

В целом интересным оказался и ряд других аспектов субъективных и психологических характеристик выстраивания ошибочных логических построений, о которых будет сказано позже.
    При этом следует отметить, что именно анализ психологических аспектов профанаций и высказываний их авторов позволил сделать вывод о практическом применении исследований логических искажений.

 В. Интересными оказались осмысления практического использования теоретических исследований логических искажений.
    С учетом выделенных и других обстоятельств было установлено, что ранее смоделированные и предположенные факторы и положения имеют связь с реальностью, а это является значимым положением для практического использования анализа логических искажений с учетом знаний психологии. Это в целом уже было обозначено в ряде предыдущих статей сайта, хотя только в плане постановки задач и на методологическом уровне. А вот в практическом смысле важен вывод  о том, что инсинуации горе-ново-логика (шарлатана) по ряду причин можно использовать в тех или иных целях. Например, в силу скудоумия, горе-ново-логик (шарлатан) не может не пользоваться чужими идеями, и за счет этого через него можно обкатывать те или иные гипотезы или даже решать конкретные задачи. 
    Инсинуации горе-ново-логиков (шарлатанов) можно использовать для обкатывания нужных идей или их моментов путем облечения их в положения критики горе-ново-логика (шарлатана) или прокидывания их в форме, имеющей общие слова (см. выше) с темой профанации, за что малообразованный горе-ново-логик (шарлатан) обязательно уцепится, начнет их «развивать» в рамках своей профанации, чем и будет способствовать исследованию требуемого положения.
    При этом одним из психологических факторов является озлобленность горе-ново-логика (шарлатана) на весь мир из-за того, что никто не признает его профанацию; существенными могут быть и иные черты характера, например, гонор.
    Злобу и инсинуации горе-ново-логиков (шарлатанов), особенно если их лжетеории, что называется, опустить ниже плинтуса, можно использовать и в иных практических целях, например, в целях рекламы, так как
– разнузданная ложь горе-ново-логиков (шарлатанов) в адрес критиков хорошо привлекает внимание широких слоев Интернет-публики, а вот деятельные отношения при этом устанавливаются только с заинтересованными лицами (так что тут налицо решение и другого вопроса),
– можно продвигать электронные ресурсы за счет того, что горе-ново-логики (шарлатаны) будут их всячески копировать, перевирать, искажать и т.п., что увеличивает количество электронных ссылок и обращений,
и др.
    В целом исследование деятельности горе-ново-логиков (шарлатанов) важно для разработки и применения принципиально новых форм рекламы и PR-деятельности, но, в основном, за счет новых когнитивных форм, которые открыты в диалектической психологии.

Злобу и инсинуации горе-ново-логиков (шарлатанов) можно использовать на практике и другими способами.

 Г. В общем, исследование деятельности какого-нибудь горе-ново-логика (шарлатана) не представляет интереса – его ложь сама себя разоблачит – хотя использовать его деятельность можно. А вот комплексное исследование ряда логических искажений, лжелогик и вообще профанаций, как массовидных в последнее время  явлений, представляет интерес и даже имеет уже определенные основы и методики [см. «Логических искажений практика исследований»]. При этом анализ логических искажений, в т.ч. профанаций, особенно их аспектов, важен не столько в смысле их критики, сколько в познавательных целях; однако также получили развитие исследования применения полученных знаний и их значений для познания [см. «Логических искажений исследований значение»]. В частности, следует указать следующие характерные положения.
    Во-первых, появляется богатый материал для анализа логических искажений, что в целом важно не только для анализа негативов логики, но и  для нахождения процедур их исправления, а также для построения новых логик. Иными словами, анализ логических искажений важен в целях развития исследований в логической сфере, для логики, а также для ряда прикладных исследований, например, в области искусственного интеллекта.
    Во-вторых, обозначатся новые данные, важные для развития ряда других наук, в первую очередь, для психологии, ведь, например, изменение ряда базовых или симптоматичных заявлений субъекта (положений его профанаций) весьма важны для исследований его психики.
    В-третьих, обозначается возможность исследования известных и формирования новых когнитивных инструментов, важных как для познания, так и для практики, в т.ч. для бизнеса.
    В-четвертых, исследование логических искажений важно для изучения и ведения современной научно-исследовательской работы, можно сказать, для организации новых форм этой деятельности, адекватных современным условиям*.
    В-пятых, исследование логических искажений важно для практических применений (например, как для разработки и внедрения конкретных экономических или когнитивных инструментов, в т.ч. принципиально новых форм рекламы, так и для ведения бизнеса).
    И др.
    В целом в рамках современных диалектических исследований с учетом исследований логических искажений изучены и развиты не только соответствующие тематические вопросы (например, в сфере развития логики или в области искусственного интеллекта), но и другие предметные вопросы, а также принципиально новые темы, актуальные в нашу эпоху (например, в сфере психологии или в области изучения и использования форм современной научно-исследовательской работы, адекватных текущим и предполагаемым мировым условиям и темпам развития высоких технологий и инноваций).


* Основы соответствующей  дисциплины («Логика современных НИР и диалектических исследований»), важность которой очевидна в эпоху новых открытий, инноваций и ускорения научно-технической гонки, могут быть предметно изложены в рамках более узкой темы («Логика современной НИР»), по материалам которого возможно издание отдельной монографии.

Продолжениея:
- «Психические факторы деструкций диалога»,
- «Использование троллей»
[и «Логических искажений исследований значение»].

См. «Позиционирование»
[«Логические искажения и их классификация», «Логических искажений практика исследований», «Логика современных НИР и диалектических исследований», «Парадигмальные и методологические проблемы психологии» и «Необходимость обновления логики».]