О: об учении о реальной жизни.
- 05.11.11 г. -

Вопрос.
«А что такое реальная жизнь?»


Ответ.

Под жизнью человека обычно понимают его физическое существование – в материнской утробе и после рождения до смерти человека [физической смерти]; но в этом случае все же более корректным является определение именно физического существования, или, если говорить более широко, то жизнедеятельности человека в физическом мире.
    А ведь жизнь человека является не только физической жизнью и даже не столько физической жизнью, сколько еще чем-то, причем более грандиозным и важным. Это утверждение понятно каждому, особенно с учетом ощущения каждым человеком нечто сверхчувственного в его собственной жизни, или того, что явно не материально.
    Итак, существенна не физическая жизнь, а более общая реальная жизнь.
    В целом реальная жизнь – это обобщенное понятие жизни человека, включающее не только его физическую жизнь «сейчас»-и-«здесь» (так можно сказать, если использовать единство соответствующих знаменательных гегелевских понятий, чего вполне достаточно для однозначности и полноты определения). Кстати, в реальную жизнь включаются элиминированные в науках нравственные аспекты, которые, соответственно, ученым весьма сложно учитывать, или «учет» этот будет иметь случайный характер и обычно в форме чьих-то личных отдельных публикаций.
    А в диалектической философии нравственность учитывается так, как это было указано Гегелем, и ее понятие значительно углублено в современной диалектической философии.

Примечание.
Впервые термин «учение о реальной жизни» появился в одном официальном документе Минобрнауки РФ в связи с вопросами развития образования, предлагаемого на сайте.
    Но дело не столько в названии, сколько в том, что, фактически, этим упоминанием формально признано существование этого учения. и признаны надматериалистичные феномены, или, что то же самое, признана … ограниченность наук материализмом.
    Отсюда следует много важных выводов.
    Во-первых, если признано учение о феноменах реальной жизни, то признана ограниченность наук материализмом, и, следовательно, определена необходимость проведения принципиально новых исследований в них, которые, правда, с другой стороны, невозможны именно по причине материалистичности наук, и этот вопрос, следовательно, следует решать вне них – это очень важное положение.
    Во-вторых, по идее, для проведения принципиально новых исследований нужна новая основа познания. А она – новая гносеология – уже есть, правда, только в современной диалектической философии, и, кстати, она уже рассматривается на сайте.
    В-третьих, следовательно, нужна теория, позволяющая осмыслить все эти вопросы: новое познание, актуальное образование, насущные исследования и т.д. Но и она есть, это теория диалектической философии, кстати, тоже упоминаемая в том же документе Минобрнауки РФ, что и учение о реальной жизни.
    В-четвертых, для проведения принципиально новых исследований, создания новой теории познания и т.д. и, главное, для обучения и реализации новых знаний нужна новая система образования. Но ее основа – концепт современного образования – и положения ее развития уже есть, правда, только в современной диалектической философии, и, кстати, это все уже тоже рассматриваются на сайте (и в ряде научных публикаций); см. СОВРЕМЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ...