Знания по Платону.
- 27.05.12 г. -


 А. Обычно знания понимаются как нечто субъективное: как подтвержденные или заслуживающие доверия представления или понятия о чем-либо, как результат познания мира или отдельного вопроса или даже как их некоторые формы.
    Считается, что знания могут быть представлены в разных формах и видах.
    В целом получение знаний не ограничивается науками и может быть реализовано и в иных формах общественного сознания, например, в искусстве.
    И т.д.
    А вот в диалектике, в частности, в философии Платона, в философии Гегеля и в современной диалектической философии, знания понимаются намного шире, чем в материализме и в субъективизме, что дает понимание того, что диалектика шире идеализма и имеет более мощные представления о мире.

Также в науках обычно считается, что проблема знания не является у Платона основной в его философии и поэтому целевым образом не изучалась, по крайней мере, не прорабатывалась на должном уровне. На первый взгляд, действительно, само знание не является центральной категорией философии Платона, ибо в тех диалогах, где Платон говорит о нем, обсуждается фактически не оно само, и не затрагиваются привычные для гносеологии вопросы. Но тут следует сразу же сказать, что, во-первых, на основе материалистической, тем более, диаматовской гносеологии, как уже говорилось, нельзя исследовать философию Платона.
    Во-вторых, понимания знания в диалектике, представителем которой является Платон, и в науках значительно отличаются. То, что обретается в науках и считается в них знанием, диалектикой признается, в основном, не более, чем информацией, пусть в ряде случаев социально важной или секретной. Ее можно, конечно же, назвать «знанием», если кому-то этого хочется. Но все равно это будет лишь субъективное мнение кого-то о чем-либо - мнение, которое отдельно рассматривал Платон, и о котором будет сказано ниже. И это не объективное, само по себе существующее знание, которое для диалектики существует вне человеческого сознания (поэтому, точнее - и по этой причине тоже, диалектику (Платона и Гегеля) называют объективным идеализмом; пусть так, но философии Платона и Гегеля до сих пор поражают всех своим величием, а вот учебники по философии, то так, то эдак трактующие одно и то же, постоянно меняются и порой вызывают даже раздражение своей некомпетентностью, при этом диалектического материализма уж и вовсе нет).
    В-третьих, бывает и так, что научными знаниями признается то, что было получено вне наук, в т.ч. на основе эзотерических представлений.
    В-четвертых, следует помнить, что согласно принятому науками принципу фальсифицируемости К.Поппера, научное знание, в отличие от ненаучного, мо­жет быть опровергнуто. Иными словами, получается, в основе религии лежит вера, диалектики 1 - знания, а наук - мнения (и ошибки).
    Поэтому, во-первых, при изучении философии Платона знания следует понимать, согласно диалектике.
    Во-вторых, как сказал Гегель, Платон отличает чистые мысли разума от деятельности рассудка, и поэтому при изучении трудов Платона не стоит задерживаться на рассмотрении чувственного и его обманов, т.е. следует выйти за пределы материалистической парадигмы. (К тому же, как уже говорилось на сайте, следует различать рассудок по Платону, по Канту и по Гегелю.)
    В-третьих, Платоном при обсуждении знаний не затрагиваются в должном объеме привычные для гносеологии вопросы, поэтому наукам темы знания в его философии и показались малозначимыми, по крайней мере, не прорабатывались на должном уровне. (Так еще и потому, что тема знаний, действительно, не основное, что есть в философии Платона, и главным поэтому является обозначение им даже не аспектов знаний, а вопроса, который ускользнул от наук, и который не был развит даже у Гегеля, впрочем, по понятным причинам. Этот вопрос был осмыслен лишь в современной диалектической философии, которой потребовалось формализовать основную задачу диалектики и завершить ее решение. А в целях обозначения подхода к этой задаче следовало познать соответствующий аспект знаний, который во всей мировой философии дан только в диалектике Платона.)
    В-четвертых, и это следует отметить особо, понимание знаний по Платону по существу стало возможно только благодаря ряду новых диалектических технологий, в т.ч. актуализированных в новых логиках (например, инверсия суждений). До этого знания в диалектике принимались не столько даже только внешними человеческому сознанию, сколько нерефлектируемыми, в частности, именно поэтому Платону и приходилось говорить о простых воспоминаниях души, а Гегель попросту инкорпорировал знания в моменты вообще объективности. А вот в современной диалектической философии пришлось исследовать сами знания и ввести их в рассмотрение ряда вопросов онтологии, так как без этого нельзя было решить ряд задач, в т.ч. главной задачи диалектической философии. Поэтому-то и пришлось возвратиться к вопросу о знаниях по Платону и создать ряд актуальных инструментов для их исследования.
    Так вопросы знаний по Платону, инструменты их исследований и аспекты работы с ними стали актуальными в современной диалектической философии…

 Б. В философии Платона знаниям, на самом деле, уделяется большое значение: недаром же они обсуждаются во многих диалогах: «Евтидем», «Лахет», «Лисид», «Хармид», «Протагор», «Менон», «Пир», «Теэтет», «Государство» и «Законы».

 а) Первое, что Платону потребовалось указать, так это предназначение знания. Это он обсуждает в диалоге «Евтидем».
    При этом также обозначаются весьма важные морально-этические положения, существенные для общества на любом этапе его развития, что само по себе значимо для мировой культуры и позволяет говорить о величии философии Платона.
    Платон говорит о том, что любой человек стремится к благополучию и хочет быть счастливым, и это можно достичь путем обладания благами: богатство, здоровье, красота, родовитость, власть, рассудительность, справедливость, мужественность и др. 2 Но счастливы люди не в силу обладания этими благами, а благодаря их использованию: «желающему стать счастливым должно не только обладать подобными благами, но и пользоваться ими, в противном случае это обладание не принесет никакой пользы» 3. Причем нужно не просто пользоваться, а правильно это делать.
    Итак, умение что-то делать, несомненно, полезно, однако от любого знания не будет никакой пользы, если кто умеет что-то делать, а вот пользоваться сделанным не умеет.
    И тут выступает важное положение: знание не только должно быть, им еще надо уметь воспользоваться.
    Особенно заостряет Платон внимание на мудрости, ибо только она во всем несет людям счастье, и на уме: «разве извлечет какую-либо пользу человек, многое приобретший и многое совершающий, но лишенный ума?».
    А здоровье, красота, богатство, власть и т.д. не являются ни знаниями, ни настоящими благами. (Поэтому совсем не удивительно то, что Платон негативно относится к частной собственности: он делает вывод о том, что человек «должен перенимать от отца мудрость, а не деньги», что является не чем иным как намеком на пагубность частной собственности, и что также нашло отражение в знаменитом диалоге «Государство».)
    И Платон делает такой общий вывод: «мы все стремимся к счастью и, как оказалось, мы счастливы тогда, когда пользуемся вещами, причем пользуемся правильно, а правильность эту и благополучие дает нам знание»; и только мудрость делает человека блаженным и счастливым.

 б) Далее Платону потребовалось более точно определить знание, и он для начала указывает, что знание знанию рознь: например, следует учитывать, что существуют различные ремесла и т.п.
    Но никакое конкретное искусство, умение или знание (Платон рассуждал о военном искусстве, умении управлять государством, о науках и ремеслах) не является знанием как таковым, так как может быть применено только в своей области. Это - конкретные знания. Поэтому истинным знанием является только такое знание, которое присуще всему, или общее знание; только такое знание является знанием и может дать счастливую жизнь.
    То, что истинное знание есть общее знание, нечто общее, становится первым важным выводом Платона. Правда, науки из этого сделали утилитарный вывод о том, что знание есть (общее) определение, а познание сводится к установлению определения, к осуществлению суждения, что и было положено в основу обыкновенной логики; Платон, а вслед за ним и Аристотель были неправильно истолкованы, и уже только по этой причине логику надо переосмыслять, но этого в науках не делается. (Так что одну из существенных причин негативов и парадоксов логики и удостаивания её Гегелем презрения следует искать, начиная с анализа сущностных положений философии Платона. А в современной диалектической философии вопросам логики в свете философии Платона было уделено колоссальное значение, в т.ч. суждениям и работе с ними.)
    Второй важный вывод Платона заключается в том, что знание не относится к чувственности,  в ней оно лишь проявляется: в охоте, ремеслах, государственном управлении и т.п. Истинное знание сверхчувственно.
    Третий важный вывод Платона как следствие первых двух, заключается в том, что знание независимо от человеческого сознания.

 в) При определении знаний Платон делает, на первый взгляд, парадоксальное утверждение о том, что каждый имеет доступ к истинному знанию, общему и сверхчувственному по своей сути. Эта возможность осуществляется, как объясняет Платон, за счет души, вспоминающей прошлое. Эти вопросы разъяснены Платоном в его более поздних диалогах, в которых, в частности, он объяснит возможность получения знания (см. ниже).
    Но тут важно то, что Платон сделал, по сути, утверждение о том, что знание есть всегда, что еще раз подтверждает предыдущие выводы Платона и увязывает его суждения по вопросу знаний в единую систему, которая становится базой для новых важных утверждений. (Одно из них - о нужности (и ценности) знаний их для себя или в отношении себя - вообще было упущено науками. К нему Платон подошел, когда в диалоге «Евтидем» анализировал разные виды деятельности и умений людей. Но этот вывод не был раскрыт ни в философии Платона, ни в философии Гегеля. Он был осмыслен и принят только в современной диалектике, и именно он ведет к решению основной задачи диалектики.)

 г) В последующих диалогах Платон развивает свои представления о знаниях.
    В диалогах «Лахет», «Лисид» и «Хармид» Платон устанавливает, что сверхчувственное общее проявляет себя в конкретных частностях, причем проявление общего в частностях всегда только смысловое («Лисид»). И наоборот, частности связываются общим, т.е. неким образом составляют его, и, получается, общее имеет структуру, обладающую своей спецификой, отличной от характеристик и даже существа частностей, тем более чувственных («Лахет»).

 д) В диалоге «Менон» Платон различает (объективное по своему существу) знание и (субъективное) правильное мнение (т.е. объективное знание и субъективное знание, см. ниже) и подчеркивает системность знаний.
    Правильное мнение, по Платону, правомерно и даже целесообразно: «Только благодаря правильным мнениям люди государственные ведут свои города по правильному пути». В конкретных условиях «истинное мнение ведет нас к правильным действиям ничуть не хуже, чем разум».
    Но правильное мнение и знание - вещи разные. Кстати, то, что «знание и мнение - разные вещи», Платон еще раз обсуждает в «Государстве». Там же Платон указывает на то, что «мнение - это ни знание, ни незнание», что «оно - нечто среднее между ними».
    Затем Платон говорит о получении знаний за счет припоминания их душой, ранее видевшей (потусторонние) истины (о чем уже говорилось в диалоге «Евтидем»).
    Само припоминание Платон объясняет следующим образом. Сократ предлагает мальчику решить геометрическую задачу, помогая ему вопросами: «…в человеке, который не знает что-то, живут верные мнения о том, чего он не знает... А теперь эти мнения зашевелились в нем, словно сны… При этом он все узнает, хотя его будут не учить, а только спрашивать, и знания он найдет в самом себе… А ведь найти знания в самом себе - это и значит припомнить… если оно (знание. - ПРИМ.) всегда у него было, значит, он всегда был знающим… Так если правда обо всем сущем живет у нас в душе, а сама душа бессмертна, то не следует ли нам смело пускаться в поиски и припоминать то, чего мы сейчас не знаем, то есть не помним?».
    И в целом важны три умозаключения Платона.
    Первое - о том, что знания находятся вне человека и припоминаются душой: душа их видит в сверхчувственном мире, а потом припоминает.
    Второе - правильные мнения изменяются вместе с чувственностью, т.е. они относительны, хотя и могут быть хороши в конкретных условиях, а знания неизменны.
    Третье - системность знаний.

 е) Более четко Платон отличил знание от чувственного впечатления и от разных мнений в диалогах «Пир» и «Теэтет».

В диалоге «Пир» на примере вымышленного Платоном мифа об Эроте рассматривается ряд аспектов взаимоотношения знания с чувственностью.
    Один из аспектов мифа раскрывается в понимании знания в стремлении к высшей красоте 4, ради которой (знаний) следует отрешиться от чувственного: «начав с отдельных проявлений прекрасного (в чувственном мире. - ПРИМ.), надо все время, словно бы по ступенькам, подниматься ради прекрасного вверх, ради созерцания прекрасного самого по себе  - единственного знания, предела познания.
    При этом Платон обозначил ряд положений, касающихся знаний, из которых сейчас следует указать два.
    Во-первых, как и в предыдущих диалогах, Платон обозначил идею вещи, но теперь уже указал на то, что любая вещь имеет свою идею.
    Во-вторых, главное, высшее знание - это предел всех наук, и оно есть прекрасное само по себе.

А в диалоге «Теэтет» Платон обсуждает ряд положений.
    Во-первых, Платон различает знание и его конкретные реализации (напр., сапожное ремесло).
    Во-вторых, Платон указывает на то, что знание не есть частное знание, ибо предполагается нечто общее для разных конкретных знаний.
    В-третьих, Платон исключает три известных точки зрения: по Платону знание не есть «ни ощущение, ни правильное мнение, ни объяснение в связи с правильным мнением».
    В результате оказывается, что,
 во-первых, знание должно рассматриваться не как результат чувственного восприятия, умозаключения или их соединения (сразу же оговоримся, что их результатом являются субъективные знания, см. ниже),
 во-вторых, ум осмысливает окружающий физический мир, который является лишь посылкой познания, однако, в конечном счете, знаний, 
 в-третьих, знания есть нечто предшествующее восприятию, умозаключениям и их соединению.
    Выводы диалога «Теэтет» развивают выводы диалога «Менон», в котором определяется, что знание есть результат воспоминания душой ранее виденных ею сверхчувственных истин.

 ж) Что касается видов знаний, то в науках считается, что их Платон определяет в диалоге «Государство» в соответствии с делением а) области зримого на область зрительных образов и область живых существ и ими изготовляемого и б) области умопостигаемого на область умопостигаемых предметов, которые душа припоминает с помощью (за счет) образов чувственности, и на область беспредпосылочного начала, когда разум пользуется «лишь самими идеями в их взаимном отношении, и его выводы относятся только к ним».
    Хотя люди, больше доверяющие самому Платону, нежели тому, что про него понаписали, обратили бы внимание на то, что великий философ говорит не о знаниях, а о познании, что тут же подтверждается его указанием на соответствующие состояния, возникающие в душе: уподобление, вера, рассудок и разум (ум). Кстати, их различие весьма важно для понимания активности познания, что было напрочь упущено науками. (А вот виды знания следует определять по-другому; но это уже отдельная вненаучная тема.)

 В. Итак, выше указаны основные положения философии Платона, касающиеся знаний. Их можно несколько расширить, согласно трудам великого философа, а вот более глубоко изучить и понять их можно только на основе диалектики, ибо понимание знаний в ней и в материализме (идеализме) совершенно различны, и поэтому в науках возникают понятийные, терминологические и иные сложности. Но в современной диалектической философии соответствующие вопросы решены.
    Например, что касается понятийных аспектов, то они исследуются на основе философии Гегеля, при этом позволяя позвать глубже её саму. Так, в современной диалектической философии именно на базе рассуждений Платона были реконструированы основы субъективной логики, что позволило не только ее различить (этого не было у Гегеля), но и расширить понимание логики, вплоть до формирования новых логик.
    В современной диалектической философии была изучена ценность знаний их для себя или в отношении себя, что не было рассмотрено ни в философии Платона, ни в философии Гегеля. Эта тема была осмыслена и принята только в современной диалектике, ибо именно она, как уже указывалось, ведет к решению основной задачи диалектики.
    И др.
    Что касается терминологических аспектов, то соответствующие вопросы были решены в когнитивной теории терминов, понятий и определений, причем не только в смысле установления значений терминов философии Платона (о чем уже говорилось, см. «Трудность изучения философии Платона - 2»).
    Также удалось дать точное определение ряду современных терминов. Например, то, что называется знаниями в материализме (науках), выражается словом «знания» или «мнения» или же словами «субъективные знания». А то, что называется знаниями в философии Платона и в современной диалектической философии, выражается словом «знания» (слово пишется курсивом) или словами «объективные знания» или «чистые знания». (Хотя, конечно же, объективные знания, на самом деле, субъективны, но разъяснить это не представляется возможным на языке материализма (наук), а соответствующие разделы современной диалектической философии на сайте пока еще не оглашены.) Этот вопрос связан с темами создания знаний человеком и природы его знаний.
    Следует также отметить, что обычно в диалектических текстах используется слово «знание» (без курсива), а его конкретные значения в тексте задаются стилями и формами изложения диалектических текстов.
    Надо отметить, что именно в отношении к двум обозначенным категориям - «субъективные знания» и «объективные знания» - в современной диалектической философии были определены
- некоторые понятия, например, понятия незнания (идентифицированного именно Платоном) и информации,
- особенность знаний, которая составляла и составляет камень преткновения при их понимании, ибо относится к их собственному различию, которое науки так и не смогли установить в связи со своей материалистической основой,
и др.
    Эти позиции весьма важны не только как позволяющие понять отдельные диалектические вопросы и категории. Тут, главное, дело в том, что если в философии Платона душа припоминает и тем самым обретает знания, а вот припомнит или нет, не известно, то в философии Гегеля и в современной диалектической философии эта зависимость познания от случая и от произвола души (здесь: рассудка) исключена (кроме того снимаются ограничения познания, в частности, психические). В философии Гегеля и в современной диалектической философии знания не столько припоминаются, приходят сами по себе, что зависит от случая, от состояния души и т.д., сколько конкретно добываются в диалектическом познании, «достаются» из мира, становятся добычей диалектика, способного, по словам Платона в диалоге «Федр», «обозревать разом единое (данное, одно. - ПРИМ.) и многое», т.е. в смысле современной диалектики - целевым образом овладевать знаниями, а не ждать (как в науках) милости от судьбы (эксперимента) и не зависеть от состояния души (способностей рассудка).
    А в целом решение понятийных и терминологических вопросов, в т.ч. создание новых диалектических наук (например, той же когнитивной теории терминов, понятий и определений), в современной диалектической философии позволило решить многие вопросы, в т.ч. и в области логики, причем во многих случаях только за счет четкого определения понятий.

И вообще, понятие знаний по Платону (точнее - их более совершенное современное диалектическое понимание) весьма актуально как для современного диалектического познания, так и для познания вообще мира и для решения многих насущных задач. И об этом хотя бы кратко следует сказать, что и будет сделано в следующей статье.


Примечания.
1
- и вообще эзотерических учений. Они, кстати, весьма активно изучаются в современной диалектической философии, см., напр., Раздел  ЭЗОТЕРИКА / ЭЗОТЕОЛОГИЯ.
2
О благах, их  видах и отношениях к душе, телу и т.д. говорится и в других диалогах Платона, например, в «Горгий» и «Законы».
3
Так как имеются различные переводы трудов Платона, то указываем, что цитирование производится по следующему изданию: Платон. Собр.соч. в 4 т. - М, 1993, 1994 (Филос.наследие).
4
Основным положением диалога, конечно же, является обозначенная Платоном и всеми признанная иерархия красоты.


Продолжения: «Актуальность знаний по Платону - 1» и «Комплементарное диалектическое познание».


См. «Т: аспекты объективности знаний», «Т: знания, информация и данные», «О знаниях»

[«Фальсифицируемости принцип Поппера», «Категории у Платона», «Знание в науках» и «Субъективная логика»].


Обсуждения: http://all-discussions.livejournal.com/34978.html