Система науки: начало реконструкции
(система науки, положенная гегелевской наукой об опыте сознания: начало реконструкции).
- 07.09.09 г. -

Для понимания системы наук (в) диалектической философии, а также наличия в ней  энциклопедий и философских систем необходимо обратиться к феномену гегелевского концепта «система науки», который и сам по себе весьма интересен, но еще имеет и громадное гносеологическое значение. (Отдельно отметим, что термин «наука», так же как «логика» и многие другие, Гегель понимал не только в общепринятом аморфном смысле, но и в позиционных действенных диалектических метасмыслах*.)
    Понимание системы науки необходимо для познания и формирования системы наук диалектической философии, которая делает понятными (более строго, чем таблица Менделеева дает представления о химических элементах) и доступными всё поле познания, сам мир и вечность....

Сначала феноменология духа понималась в качестве первой части системы науки, заметим, согласно самому Гегелю, - части системы одной науки (!). 
    Но уже в предисловии к первому изданию «Науки логики» Гегель указал на отношение… двух наук: (науки) феноменологии духа и (науки) логики. Вроде бы ничего особенного: ну и что ж тут такого, что не одна наука уже была, быть может, две науки составляют одну - науку феноменологии духа, и т.п., тем более что обоснование их существа и связи (правда, с разрывом) Гегель привел.
    Внутреннее их отношение было таким: дух в своем развитии освобождается «от своей  непосредственности и сращенности с внешним, становится чистым знанием, дающим себе в качестве предмета… чистые сущности, как они суть в себе и для себя. Они суть чистые мысли, мыслящий свою сущность дух. Их самодвижение есть их духовная жизнь и представляет собою то, что конституирует науку и изображением чего она является» [Гегель Г.В.Ф. Соч. Т. 5. С. 5].
    Итак, (наука) феноменология духа соотносится с (наукой) логики через самодвижение чистых сущностей. Но (!!!) в самой науке логики (и в других трудах Гегеля) именно про самодвижение чистых сущностей ничего не сказано, т.е. Гегелем некоторое важное изложение было вообще исключено.
    Внешнее же отношение наук было таким: «за первой частью «системы науки», содержащей в себе феноменологию, последует вторая часть, которая должна была содержать в себе логику и обе реальные части философии, философию природы и философию духа, так что этой частью заканчивалась бы система науки». При этом логика составляет «первое продолжение «Феноменологии духа». Позднее за нею воспоследует обработка двух вышеназванных реальных философских наук» [там же]. 
    Но интересным является само завершение системы науки двумя реальными философскими науками, которые были присовокуплены к первому продолжению незавершенной науки феноменологии духа, но, вместе с тем, предполагалось, что завершение системы науки могло даже и не состояться, причем это оказывалось в совокупности с тем, что могли бы последовать иные науки, что уже не кажется странным на фоне исключения некоторого важного изложения, хотя, очевидно, не оно имеется в виду, а некие другие науки.
    Теперь, когда в современной диалектической философии осознан принцип первого и второго, можно предполагать, что после того, как была сформирована «Наука логики», Гегель понял, что создал нечто большее, чем систему науки. И вопрос уже был не в результировании опыта сознания и даже не в реконструкции осознания себя идеей...

С другой стороны, неизбежным оказалось продолжение и самих реальных философских наук, так как «каждая отдельная наука имеет только предыдущую и показывает свою последующую в самом своем заключении» [Гегель Г.В.Ф. Соч. Т. 6. С. 318], причем не столько на фоне указанного Гегелем начинания духом сызнова [Гегель Г.В.Ф. Соч. Т. 4. С. 434], сколько в силу непосредственности «начального бытия», которое оказалось относительным в философии, обозначаемой в конце труда «Философия духа». Гегель это сформулировал так: наука оказывается «возведенной к своему началу», и для логического в его «возвышении до своего чистого принципа» завершен «процесс явления, который ближайшим образом обосновывает дальнейшее развитие» [Гегель Г.В.Ф. Соч. Т. 3. С. 365]. Поэтому предположение о неких других науках совсем не беспочвенно (см. также «Вторая Энциклопедия философских наук»).
    Однако в связи с общим подразделением логики на объективную и субъективную остается не выясненным вопрос о том, а каким будет позиционирование логического? - точнее - не может быть упущен ни один ни другой аспект, что разрывает (делит) систему науки на части. Но, вот что удивительно, именно этот вопрос был сразу решен Гегелем в его указании деления системы науки на две части: знаменательный момент, который надо было понять…
    Поэтому остается реконструировать продолжения реальных философских наук, относящихся а) во внутреннем порядке к исключенному некоторому важному изложению и б) во внешнем порядке к самой системе науки; но возможны и иные позиционирования, особенно с учетом того, что имеются заданные Гегелем неоднозначности возвращения к новому началу и его «качества». 
    При этом, оказывается, во-первых, что явно обозначенными Гегелем двумя науками и двумя реальными философскими науками в познании диалектики обойтись нельзя, они не составляют всю систему науки
    Во-вторых, они замыкают познание на отсутствующую часть - на некоторое важное изложение, или на то, что афишировать было нельзя.
    В-третьих, продолжение оказывается неоднозначным, или даже следует говорить о ряде продолжений (некоторое важное изложение, продолжение феноменологии духа, некие другие науки и др.), что концептуально соответствует выводам, изложенным Гегелем в завершении начала первой части системы науки - в труде «Феноменология духа», например, о «царстве духов»  [Гегель Г.В.Ф. Соч. Т. 4. С. 434]. 
    Однако указанные моменты вопиющи хотя бы тем, что они не соответствуют самоощущениям духа, который «должен пройти путь воспоминания о духах, как они существуют в нем самом, и как они осуществляют организацию своего царства» [Гегель Г.В.Ф. Соч. Т. 4. С. 434].
    Но уже во втором издании «Науки логики» Гегель указал, что вместо «второй части» системы науки актуализирована… «Энциклопедия философских наук», и, главное, термин «система науки» был исключен [Гегель Г.В.Ф. Соч. Т. 5. С. 5].  
    При этом Гегель исключил и само воспоминание о системе науки, причем так удачно, что даже представления о ней самой исчезли, но… появились многочисленные научные инсинуации относительно «системы философии»…

Отдельно нужно отметить, что в философии Гегеля, как оказывается, и не могло быть системы науки, так как метод расширяется в систему [Гегель Г.В.Ф. Соч. Т. 6. С. 313], а сам он был снят (К. Маркс написал: «…Я с большим удовольствием изложил бы на двух или трех печатных листах в доступной здравому человеческому рассудку форме то рациональное, что есть в методе, который Гегель открыл, но в то же время и мистифицировал» [Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - 2-е изд. - Т. 29. С. 212]). При этом концептуальное положение невозможности системы науки в диалектической философии в период философии Гегеля соответствует выводу об отсутствии некоторого важного изложения.

Итак, Гегелем зафиксирован ряд положений, из которых необходимо выделить, по меньшей мере, следующие:
 1) суть две науки: феноменология духа и логика, имеющие внутреннее и внешнее отношения, причем чистые сущности, выясняющиеся в первой науке, представляют в самодвижении то, что конституирует логику, но это - не ее наполнение,
 2) то, что конституирует логику и изображением чего она является, неразрывно с феноменологией духа, но Гегелем не рассматривалось; таким образом, логика оказалась совершенно отдельной от феноменологии духа, более того предполагается некая третья наука, или третья реальная философская наука, или даже предметная философия; 
 3) суть две отдельные части идентифицируемой системы науки: первая - феноменология духа, вторая - логика и… реальные философские науки (философия природы и философия духа), причем отсутствует некоторым важное изложение, важное тем, что определяет, ни много ни мало, саму «Науку логики» (!!!).
    Таким образом, вся система науки представляет собою некоторую не сбалансированную структуру с пропущенным звеном. При этом вместо системы науки образовались «Феноменология духа» и «Энциклопедия философских наук», причем вторая является, на первый взгляд, не чем иным, как второй частью системы науки
    При этом очевидна необъясненная замена: составляющие объявленной второй части системы науки выходят в свет в составе совершенно нового проекта - Энциклопедии, а феноменология духа бросается на произвол судьбы как (якобы) навсегда одинокая составляющая не состоявшейся системы науки.
    Кроме того, возникают вопросы о том, а могут ли быть третья и последующие части системы науки, к какой ее части относить те или иные новые составляющие, как их идентифицировать и позиционировать в отношении друг друга, как реконструировать отсутствующее некоторое важное изложение и др.?
    Более того,  необходимо различать комплексы (систем, проектов) диалектического познания, в том числе систему науки и энциклопедии философских наук. Также необходимо различать их составляющие, прежде всего науки и реальные философские науки (а также предметные философии, диалектические науки и др.)...

Но наиболее парадоксальным, на первый взгляд, выводом является то, что Гегелем исключен  был термин «система науки» в связи со случившимся раскладом, но не сама система науки, которая, получается, есть, однако наличествует не в (для) философии Гегеля (это утверждение будет, скорее всего, не понятно при его осмыслении на основе формальной логики)…

Установленные обстоятельства указывают на то, что для решения проблемы системы науки необходимо произвести различения не только ряда позиций, указанных выше, но и установить, главное, недостающие, не указанные Гегелем составляющие. Потом можно будет приступить к выяснению обстоятельств отсутствующего некоторого важного изложения, к восстановлению непосредственного продолжения «Феноменологии духа» в первой части системы науки и к другим действиям по реконструкции системы наук. В частности, необходимо дезавуировать диаматовское понимание Энциклопедии философских наук, которое довлело и довлеет над умами исследователей и определяет превратное представление о философии Гегеля, о ее развитии и о ее продолжении наперекор всем инсинуациям диамата.


* Составляющие комплексов диалектического познания (науки, реальные философские науки (или реальные науки философии), феноменологии, области познания, предметные философии, диалектические науки, дисциплины, теории и др.) изучаются в теории параметров исследований, а их структуры оказались весьма полезны при исследовании упанишад.


Продолжение: «Система наук диалектической философии»

См. «Системы в философии Гегеля», «Энциклопедия философских наук»,
«Воспроизведение Философии Гегеля», «Вторая Энциклопедия философских наук»
«Диалектическая терминология»,
«Энциклопедия: критика общего ее непонимания»

[«Система науки: структура»,
«Теории параметров исследований», «Диалектическая терминология слова "наука"»]. 


 Обсуждения: http://community.livejournal.com/all_discussions/8045.html