Энциклопедия философских наук: критика общего ее непонимания
(несостоятельность диаматовских «пониманий» и критики).
- 13.09.09 г. -


Сначала отметим, что все обвинения философии Гегеля, бросаемые, в основном, в адрес  Энциклопедии философских наук, в первую очередь в том, что признанная всеми вершина философской мысли, знаменующая познание себя абсолютной идей, уже не может иметь развития, ограничена, хотя и утверждает диалектику, и все прочие инсинуации и придумки в отношении нее оказались беспочвенными после осуществления ее воспроизведения и, тем более, после актуализации современной диалектической философии.
    Философия Гегеля оказалась не только основной воплощения наивысшего человеческого познания, но и основой нравственного самосознания …
    А Энциклопедия философских наук Гегеля оказалась так и не понятым вне диалектической философии философским произведением, более того, старательно замарываемым не только диаматовцами и завистниками…

Энциклопедия обычно понимается в широко распропагандированном диаматовском понимании, которое довлело и довлеет над умами исследователей и мыслителей и определяет превратное представление о всей философии Гегеля.
    Обычно Гегелю приписывают то, чего нет, или то, что сами критики придумывают, например, что он считает мир созданным идеей, или вообще что мир имеет лишь видимость материальности, тем более что слишком много непонятных гегелевских цитат было извращено как его идеологическими противниками, например Энгельсом, так и просто завистниками, например Шопенгауэром. 
    Часто утверждается, что в философии Гегеля мир и материя создаются доприродным идеальным началом – думающей абсолютной идеей, просто оживляя этим ее! В силу ее существования до материи идею ошибочно ассоциировали с сознанием, мышлением, мыслью – с чем угодно подобным, тем более что простое цитирование частей фраз Гегеля позволяло поддерживать созданный в этих ассоциациях Марксом и Энгельсом миф. Но никто не обращал внимание на их ошибочные трактовки гегелевских мыслей. А приписав абсолютной идее статус мысли, легко было сделать любой вывод, например, что она существует в собственной деятельности. А из этого последовало то, что изначально была деятельность этой мысли, что затем легко препарируется в трактовки этой деятельности любым образом, в том числе, как создание материи. Но вот где и как существует таковая мысль до материи диаматовцы ответить не смогли, да и вообще, что такое мышление материалисты до сих пор не знают. Поэтому у них получилась очевидная чушь, которую с радостью и стали приписывать Гегелю, хотя, на самом деле, обнаруживается ограниченность материализма. Более того, создающая материю мысль в перевернутых (о чем писал еще К. Маркс) материалистических представлениях может быть только Божественной деятельностью (диаматовцам пришлось пойти даже на фальсификацию причинно-следственной связи!), ибо из-за своей ограниченности материализм не может принять или хотя бы осознать возможность иных вариантов. Отсюда – материалистические рассуждения (!!!)  о Боге, о его (непостигаемых) целях и проч.! И, не понимая очевидной глупости своих заявлений, диаматовцы легко уже могли приписать философии Гегеля свое понимание деятельности Бога, в том числе  как чистой мысли в ее домировом существовании, тем более что это можно было огульно, не разбираясь в значениях слова «логика», подтвердить краеугольной фразой из «Науки логики»: логику следует понимать как царство чистой мысли, которое «есть изображение Бога, каков он есть в своей вечной сущности до сотворения природы» [1. Т. 5. С. 28] с учетом того, что «логика есть наука о чистой идее, т.е. об идее в абстрактной стихии мышления» [1. Т. 1. С. 39]. Но в диаматовских представлениях все зиждется на том, что логике приписывается совсем обыденный, хотя и не традиционный смысл – совокупность понятий, через которые отражаются объекты и связи существования, даже вопреки обычно декларируемому пониманию логики, как науки о правильном человеческом мышлении. Причем диаматовцы и им подобные не смущались тем, что видя определение логики Гегелем, они ей приписывали иные понимания, относящиеся к материальному существованию или к человеческому мышлению. Правильных выводов получить было нельзя, но идеология требовала соблюдения марксовых установок, а все возрастающая зависть и бессилие в познании великой философии Гегеля не давали диаматовцам покоя. 
    Итак, уже в самом начале «понимания» философии Гегеля материалистами и диаматовцами культивировалась ложь, и дальнейшие рассуждения велись в том же стиле. Все оборачивалось через то, что в философии Гегеля понятия якобы существуют до вещей (что неверно, ибо понятие есть истина уже существующей вещи), как элементы развития абсолютной идеи до сотворения природы. Так, получалось то, что абсолютная идея развивается в логике, создавая логические понятия как основу, материал для создания мира. Но как могли диаматовцы приписать свои рассуждения Гегелю? Хотели опорочить его своими мыслями? Ведь в логике определяется система диалектических категорий (правда до сих пор в большинстве своем понимаемых превратно из-за все еще последействия диаматовской идеологии), и вывод о том, что они, собравшиеся в абсолютную форму, определяющую полноту полагаемого содержания, представляют собою абсолютную идею [1. Т. 1. С. 340-341], но не материю, и само содержание приводит себя вместе с формой обратно к идее. Таким образом, идея представляет собою систематизированную целокупность, и, обладая бытием, она есть природа [1. Т. 1. С. 344], но не создает природу. Главное, идея не создает диалектические категории и не создает природу: «природа есть идея в форме инобытия» [1. Т. 2. С. 20]. То, что природа есть идея, не может быть понято в материализме, не обладающем соответствующей гносеологической базой, но всем должно быть понятно, что указанное определение совершенно отличается от культивируемого диаматом утверждения о том, что идея создает мир.
    Итак, природа (миры неживой материи, растений и животных) является, по мнению диаматовцев, творением абсолютной идеи, но она, по одному из определений Гегеля, есть идея в форме инобытия. По мнению диаматовцев, природа необходима для самопознания идеи, но потом природа, оказывается, по существу сама не нужна: она нужна для реализации духа. Обычно для обоснования этого тезиса используется следующая цитата Гегеля. «Цель природы – умертвить самое себя и прорвать свою кору непосредственности, чувственности, сжечь себя, как феникс, чтобы, омолодившись, выйти из этого внешнего бытия в виде духа» [1. Т. 2. С. 548]. Это внешне соответствует тому, что после природы Гегель в своем труде «Философия духа» рассматривает ряд аспектов сначала индивидуального человеческого сознания, потом общества: субъективный дух и объективный дух. Завершающим является рассмотрение абсолютного духа как наивысшей ступени развития абсолютной идеи: дух есть «самое себя знающая действительная идея» [1. Т. 3. С. 29]. Таким образом, достигая вершины своего познания (развития), абсолютная идея приходит якобы к его завершению. И Гегелю ставится в упрек то, что он обозначил завершение развития то ли идеи, то ли, соответственно, мира, придя, тем самым, к противоречию своей философии (!!!); при этом не замечаются слова Гегеля о необходимости продолжения, нового развития, например: «…дух должен столь же не предвзято начинать сызнова», причем далее «начинает он на ступени более высокой» [1. Т. 4. С. 433–434]… 
    Абсолютный дух есть наивысшая ступень развития идеи, которая достигнута в познании Энциклопедии, но не знаменует собою завершение развития!
    Созданное Гегелем акцентирование абсолютного духа как высшей ступени развития идеи, жизни говорит о том, что после этого, если пренебречь философией Гегеля, будут развиваться негативные тенденции, которые могут привести к тяжелым последствиям: не только к войнам, но и к духовной деградации человечества. Как известно, философией Гегеля пренебрегли… А, быть может, некие силы специально создавали условия для ее третирования, так как она и поныне мешает им достигать свои цели?

Ясно, что смыслы Энциклопедии не могли и не могут быть поняты материалистами, атеистами, учеными, обычными науками, которые именно поэтому неверно ее позиционируют в качестве…  системы философии Гегеля; из-за неправильного понимания Энциклопедии было порождено много домыслов и извращений в отношении философии Гегеля.

Одно верно было в диаматовских рассуждениях, начиняя с Маркса и Энгельса: высшим воплощением абсолютной идеи Гегель в свое время видел только свою философию (сейчас – диалектическая философия), ответившую на главные вопросы бытия и создавшую условия для того, чтобы человечество могло внимать осознанным истинам.

Абстрагируясь от диаматовских трактовок можно говорить о том, что в Энциклопедии рассматривается категориальный аппарат, позволяющий не только описывать существующий мир (природу), но и делать заключения о его целесообразности, о его развитии, об обществе, раскрытых в двух реальных философских науках, а также о всеобщем познании человека и о предназначении человека. 
    Философия Гегеля не завершена и не знаменует завершение мирового развития! 
    А общественное развитие требует своего осознания, что, в свою очередь, ведет к переосмыслению философии Гегеля - современная диалектическая философия, что тоже опровергает домыслы материалистов и диаматовцев. Но хотят ли они сами и многие другие понять, что без диалектической философии общественное развитие, как уже показывает практика, будет негативным?
    По крайней мере, одной, отдельно взятой стране необходимо осознать свое развитие и понять возможности осуществления модернизации и недопущения негативов своего общественного развития! - но науки для всего этого уже не могут предоставить возможности, - науки, все еще критикующие диалектическую философию или, наоборот, не замечающие ее…
   А диалектическая философия в XXI в. есть!

Литература.
1. Гегель Г.В.Ф. Соч. - М.-Л.


См. «Не-идеализм философии Гегеля», «О системе философии Гегеля»
«Диалектика в СССР»,
«Диалектическая философия в XXI в.»

 


 Обсуждения: http://community.livejournal.com/all_discussions/8332.html