«Законы диалектики» – это ложные законы Энгельса.
- 19.05.13 г. –


В философии Гегеля и, в целом, в диалектической философии нет и не может быть «закона отрицания отрицания», «закона перехода количества в качество» и «закона единства и борьбы противоположностей»; – это все придумки основателей и последователей диалектического материализма.
     Главное, никто никогда не приводил ссылки на цитаты Гегеля, а только додумывали за него или говорили, что великий философ эти законы так-то подразумевал (прямо как ясновидящие какие-то!).

«Законы диалектики» – это законы, придуманные Энгельсом.
    Именно придуманные, ибо (1) он их не вывел из явлений природы и не доказал, а просто обозначил, дал названия.
    Кстати, при этом обнаруживается один важный аспект. Дело в том, что (2) используемые в «законах» термины однозначно не определены в науках. То ли наукам так до сих пор и не ясно, о чём в этих «законах» идет речь, либо предмет этих «законов» попросту не может быть определен. В любом случае некорректность и неоднозначность терминов (например, «противоположности», см. «Противоположности: обыденные представления и проблемы») не позволяет говорить о «законах» Энгельса как о законах, даже как вообще в целом о чем-то определенном ...
    Многие даже и не знают о том, что (3) К.Маркс сам признался в том, что перевернул диалектику Гегеля; – тогда «законы диалектики» это просто ложные «перевертыши», но никак не гегелевские законы.
    Кроме того, (4) «законы диалектики» опровергаются конкретными логическими посылками и примерами (см. статьи Раздела  НЕТ ЗАКОНОВ ДИАЛЕКТИКИ). Но этого апологетами этих «законов» не замечается.
    Более того, (5) часто отстаивание с пеной у рта материалистами этих «законов» как «законов Гегеля» приводит к абсурду, так как именно этим материалисты опровергают основы их собственного мировоззрения. Но этого ими не замечается, что оказалось весьма полезным для современной диалектической философии.
    Однако главное то, что (6) все оправдывания «законов диалектики» демонстрируют полное незнание трудов Гегеля и, что особенно важно, идеи его философии, а, значит, и идеи диалектической философии. Это важно и весьма полезно для современной диалектической философии, хотя бы, например, потому, что даже простое искажение диалектики науками показывает и ошибочность и слабость противостоящего ей познания.
   «Законы диалектики» обсуждаются в отдельных статьях:
– «Закон отрицания отрицания: такового нет»,
– «Закон перехода количества в качество: такового нет»,
– «Закон единства и борьбы противоположностей: такового нет»,
    А в этой статье рассмотрим то, что написал Ф.Энгельс.


А. В своем труде «Диалектика природы» Энгельс писал следующее.
    «...История природы и человеческого общества – вот откуда абстрагируются законы диалектики. Они как раз не что иное, как наиболее общие законы обеих этих фаз исторического развития, а также самого мышления. По сути дела они сводятся к следующим трем законам:
    Закон перехода количества в качество и обратно.
    Закон взаимного проникновения противоположностей.
    Закон отрицания отрицания» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 20. С. 384).
    Итак, вроде бы указано, откуда берутся эти «законы» – история природы и человеческого общества, – только вот это так и остается словами. С таким же успехом можно было бы сослаться на марсиан: мол, это они даровали землянам эти «законы». Доказательств и даже простого обоснования этих «законов» у Энгельса нет, и он все время бездоказательно ссылается на Гегеля; об этом еще будет сказано ниже.
    Не менее важно и то, что у Энгельса две формулировки не те, которые потом зачастую были в диалектическом материализме:
– «закон перехода количества в качество»,
– «закон единства и борьбы противоположностей».
    Как видно, формулировки двух «законов диалектики» у Энгельса и в диамате значительно отличаются (причина этого – это отдельный вопрос, который можно будет обсудить отдельно).
    В диамате в первом случае говорилось только о переходе количества в качество. Подразумевалось, что Энгельс не прав? Или подразумевалось другое? Или третье? Хорош закон!
    Во втором случае в диамате говорилось о единстве и борьбе противоположностей. Но это далеко не «сговор» взаимно проникающих противоположностей!
     Но об изменении формулировок этих «законов» в советских науках умалчивалось. Почему? В частности, потому что изменились идеологические установки, хотя в целом это уже не имеет значения, так как ставшая на практике очевидной ложь неизбежного достижения коммунизма перечеркнула все эти придумки ...

Б. Что же дальше пишет Энгельс, как он обосновывает свои законы?
    «Все эти три закона были развиты Гегелем на его идеалистический манер лишь как законы мышления: первый – в первой части «Логики» (труд «Наука логики». – ПРИМ.) – в учении о бытии; второй занимает всю вторую и наиболее значительную часть его «Логики» – учение о сущности; наконец, третий фигурирует в качестве основного закона при построении всей системы. Ошибка заключается в том, что законы эти он не выводит из природы и истории, а навязывает последним свыше как законы мышления. Отсюда и вытекает вся вымученная и часто ужасная конструкция: мир – хочет ли он того или нет – должен сообразоваться с логической системой, которая сама является лишь продуктом определенной ступени развития человеческого мышления. Если мы перевернем это отношение, то всё принимает очень простой вид, и диалектические законы, кажущиеся в идеалистической философии крайне таинственными, немедленно становятся простыми и ясными, как день.
    Впрочем, тот, кто хоть немного знаком с Гегелем, знает, что Гегель в сотнях мест умеет давать из области природы и истории в высшей степени меткие примеры в подтверждение диалектических законов.» (Там же. С. 384).
    Вот как!
    Во-первых, «все эти три закона были развиты Гегелем». Однако ссылок на Гегеля Энгельс и приверженцы диамата не дали. И не могли дать, поскольку у Гегеля нет ни этих «законов», ни неких подобных «развитий». Негоже Энгельсу было так искажать истину!
    Да, и брать на «слабо»: «тот, кто хоть немного знаком с Гегелем, знает, что Гегель…», как бы кто не знает, тот профан, – тоже негоже, тем более, не научно. Да и как Гегель мог приводить примеры законов, про которые он не писал?
    И еще раз: никто еще не дал ссылок на труды Гегеля, где бы он указал эти «законы» или хотя бы использовал слово «закон» в сочетании со словами, упомянутыми в энгельсовых «законах».
    Во-вторых, указанных Энгельсом закономерных «процессов» в соответствующих разделах труда «Наука логики» Гегеля нет … и быть не могло. Так могло казаться Энгельсу. Или хотеться ему. Но следовало бы привести цитаты. А вот тут началась бы сущая фантасмагория, и именно по этой причине в СССР замалчивался факт отсутствия указанных Энгельсом «процессов» в соответствующих разделах труда «Наука логики», так как тогда рухнули бы некоторые «законы» социализма (например, «неуклонного повышения благосостояния народа»: тут можно вспомнить голые прилавки в СССР  в 80-х гг. прошлого века) и увещевания о неизбежности коммунизма.
    А вот дальше – еще интереснее!
    В-третьих, если, по Энгельсу, перевернуть «это отношение» (мир должен сообразоваться с логической системой), то не указанные Гегелем законы … «немедленно становятся простыми и ясными, как день». (Прямо как с бозоном Хиггса: его не может не быть, поскольку затратили столько денег на его поиск.)
    Но самое смешное то, что Энгельс еще и обвиняет Гегеля в том, что тот якобы навязал то, что позже придумал сам Энгельс!
    (Кстати, приписывание Гегелю того, что он не писал, особенно всяких глупостей, а потом развенчивание философии великого мыслителя, – это позже стало нормой для диамата.)

В. «Закон перехода количества в качество» оказывается чуть ли не центральным во всех разговорах о «законах диалектики».
    Главным в «законе перехода количества в качество» оказывается то, что тот, кто его сформулировал, и те, которые его поддерживают, не прочитали вдумчиво то, что написал Гегель на эту тему.
    Вряд ли, конечно же, Гегель предполагал, что кто-то может сварганить такого рода «закон», однако в одном из своих трудов он конкретно указал соответствующий момент – некую «хитрость», – который исключает подобное «законотворчество», тем более, под эгидой философии Гегеля или вообще диалектики.
    Но такой «закон» случился.

«Закон перехода количества в качество и обратно. Закон этот мы можем для наших целей выразить таким образом, что в природе качественные изменения – точно определенным для каждого отдельного случая способом – могут происходить лишь путем количественного прибавления либо количественного убавления материи или движения (так называемой энергии)» (Там же. С. 385).
    Тут Энгельс прикрывается тем, что «различные аллотропические и агрегатные состояния тел, зависящие от различной группировки молекул, основываются на большем или меньшем количестве движения, сообщенного телу» (Там же.).

Во-первых, вопрос в том, что первый же закон Энгельса уже не распространяется им же на общество и мышление. А это очень опасно для марксизма, ибо закономерность развития общественных изменений, происходящих при капитализме, обосновываемая Марксом на основе именно количественных изменений, ставится под сомнение. Хорош же «закон» марксизма (диамата), который подрывает смыслы «своего» учения!!! Да и на практике выводы не подтверждались, например, неуклонного роста благосостояния каждого гражданина СССР при пустых полках магазинов быть не могло …
    (Такой же казус случается при бездумном «узаконивании» отрицания отрицания, см. ниже.)

Во-вторых, все сводится к тому, что «…качественное изменение, оно обуславливается соответствующим количественным изменением» (Там же. С. 385).
   Что получается? С одной стороны, Энгельс не обосновывает свое утверждение, а пытается его навязать на примере с нагреванием и испарением воды. Однако вода и без нагревания на огне сама испаряется при нормальной комнатной температуре – без всякого энгельсова закона.
    С другой стороны, понимая это, материалист Энгельс для правдоподобности своих материалистичных законов ссылается на  … идеалиста Гегеля – даже ссылается на одну (!) цитату Гегеля, но выдернутую из контекста, ибо далее, после этой цитаты, великий мыслитель приводит в пример дилемму, а потом объясняет суть происходящего (об этом можно будет поговорить отдельно). Но вот этого Энгельс увидеть не захотел ...
    В итоге у Энгельса получается что-то подобное тому, как если бы И.Ньютон свой закон всемирного тяготения сформулировал лишь в виде утверждения: «некоторые тела движутся». Не более того. Как, например, если лед тает при нулевой температуре по Цельсию, то и твердая сталь должна изменять свое агрегатное состояние при той же температуре? Если нет, то как это следует или не следует из формулировки энгельсова «закона»? Благодаря какому такому не указанному «точно определенному способу», что и должно было составлять суть этого «закона»? Плотность вещества, партийность ученого или еще что-то играет роль? А иначе общее утверждение, как и «некоторые тела движутся», законом не является.
    (Еще следует учитывать «знания» Энгельса в области физики; например, интересен его такой пассаж: «все притяжения и все отталкивания во вселенной должны взаимно компенсироваться» (Там же. С. 393). Только вот что понимается под гравитационным отталкиванием (которое должно сопутствовать известному гравитационному притяжению), этого Энгельс не пояснил (а вот причина его ошибки ясна). Однако согласно модной физической теории, если она верна, «темной энергии» во вселенной более 70 %, и «отталкивания» должно быть намного больше, чем «притяжения»; правда, как тогда материя могла собираться в туманности для образования тел, этой теорией не разъясняется …)
    Таким образом, вся абсурдность этого энгельсова «закона» и его объяснений в том, что Энгельс взял за основу не умозаключения Гегеля, а отдельный пример, который характерен при изменении количества теплоты конкретного вещества, но не является законом, по меньшей мере, в части качества и самого понятия «закон», тем более, в смысле закона по Гегелю.
    Но пример – это не закон. А Энгельс не имел ни возможности, ни знаний, чтобы обобщить пример, вывести закономерности, тем более, в сочетании с необходимыми для закона условиями.

В-третьих, интересен вопрос, указанный самим Энгельсом: «когда мы превращаем теплоту в механическое движение или наоборот, то здесь изменяется качество, а количество остается тем же самым?» (Там же). Энгельс не дал ответ на этот свой вопрос, чем также поставил под сомнение свой «закон».

В-четвертых, следует обратить внимание на то, что Энгельс постоянно приписывает свой закон Гегелю: «открытый Гегелем закон» (Там же. С. 387), «закон Гегеля» (Там же. С. 389) и т.д. Понятно, авторитет Гегеля непоколебим, и если он что сказал, то, значит, это так и есть. Тогда, значит, и материализм Маркса и Энгельса доложен был бы всецело следовать «идеалистической» гегелевской философии …

В-пятых, Энгельс невзначай говорит о том, что «этот же самый закон подтверждается на каждом шагу в биологии и в истории человеческого общества» (Там же. С 389), – и это закон, сформулированный, по словам самого же Энгельса, для материальных тел! Понятно: надо же было хотя бы нож из спины марксизма вытащить.

Далее, см. «Закон перехода количества в качество: такового нет».


Г. А вот о двух других своих «законах» Энгельс вообще ничего не говорит. Может, вообще сказать было нечего? Похоже, что так, ибо, как уже говорилось, пример – это не закон, а Энгельс не имел ни возможности, ни знаний, чтобы обобщить пример, вывести закономерности, тем более, в сочетании с необходимыми для закона условиями. Поэтому другие свои «законы» он даже не обсуждал …
    В результате у Энгельса имеются, по сути, только названия этих двух законов.
    При этом следует отметить, что ни К.Маркс, ни В.И. Ленин в своих теоретизациях слово «закон» вообще не использовали: «что-то в таком-то случае произошло», и «где-то птица пролетела», – это не законы, поэтому К.Маркс и В.И. Ленин были весьма осторожны
    В.И.Ленин однажды вообще так писал: «Количество перешло в качество. Произошло отрицание отрицания». Никаких вам «законов», но поиграться с трендами можно.
    А вот диаматовцы вовсю пользовались словом «закон», приводили примеры, как и Энгельс, но, как и он, ничего убедительного написать так и не смогли. Прямо как с «методом» «тезис - антитезис – синтез»
    Но все же хоть пару слов об этих «законах» сказать надо.

Закон взаимного проникновения противоположностей, или закон единства и борьбы противоположностей.
    В связи с этим законом, кроме изменения формулировки, имеются большие проблемы разных видов.
    Например, о борьбе противоположных политических группировок, сосуществующих вместе, говорил еще Гераклит, так что приписывать что-то подобное в области общественного развития Гегелю было бы просто глупо, тем более, что великий мыслитель рассматривал развитие государства на другой основе, что почему-то ускользнуло и от критиков и от ученых.
    А вот в природе, например, те же белые и черные лебеди что-то не борются.
    Да и мир за миллиарды лет не стал серым, каким должен был бы стать в результате борьбы «черного» и «белого». 
    Далее, см. «Закон единства и борьбы противоположностей: такового нет».

Закон отрицания отрицания.
    А с этим законом вообще всё плохо, причем настолько, что даже Энгельс не мог представить.
    Даже не будем обсуждать логические и онтологические стороны; в отношении них просто поставим такой вопрос: в трехзначной логике Лукасевича суть три логических значения – пусть «0», «1/2» и «1», – и что тогда является отрицанием нуля: «1/2» или «1»?
    Но важнее другое.
    Например, К.Маркс в конце «Капитала» так написал: «Капиталистический способ присвоения, вытекающий из капиталистического способа производства, а, следовательно, и капиталистическая частная собственность, есть первое отрицание индивидуальной частной собственности, основанной на собственном труде. Но капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Это – отрицание отрицания. Оно восстанавливает не частную собственность, а индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землей и произведенными самим трудом средствами производства» (Маркс К. Капитал, т. I. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 23. С. 773).
    Во-первых, как тут быть с тем, что в СССР были «производственные отношения, служившие источником отчуждения трудящихся от собственности и результатов их труда…» [Материалы XXVIII Съезда КПСС. – М., 1990. – С. 4]? – прямо как при капитализме!
    И, во-вторых, должно ли было что-то советское «послекапиталистическое» (пусть, по Марксу, индивидуальная собственность) в результате отрицания отрицания восстановить капиталистическую частную собственность? Т.е. движения от социализма к коммунизму, о котором громогласно утверждала КПСС, не могло что ли быть, а должен был быть возврат к капитализму? Подтверждает ли история наступление капитализма на территории бывшего СССР? Если «да», то тогда зачем Марксу надо было создавать свое учение и необоснованно говорить о послекапиталистическом обществе?..
    По-другому: марксистам и диаматовцам проще было бы вообще отказаться от «закона отрицания отрицания», – чтобы не попадать в теоретически запретную и безысходную для них область, – и оставить известную марксистско-ленинскую эквилибристику: просто «отрицание отрицания», но не закон… Однако СССР уже нет. И диамата уже нет. А его «закона отрицания отрицания» и не было.
    Далее, см. «Закон отрицания отрицания: такового нет».


Д. «Законов диалектики» нет, ибо воспевавшего их диамата уже нет – он умер после исключения из него принципа партийности, и негде этим «законам» быть.
    Но с ложью «законов диалектики» наукам следовало бы разобраться, так как обнаруживаются не только причины весьма плаченых негативных последствий, но и весомые методологические аспекты. Впрочем, современным наукам не до них, и этим занимается только современная диалектика, и в этой плоскости наращивая свои знания.

Хотя, с другой стороны, «законы диалектики» сейчас на руку диалектике, понимаемые, правда, ею как заблуждения наук, так как этими «законами» унижается примат материального и, тем самым, утверждается превалирование как нематериального в мире, так и диалектики над материалистичными науками.

А обобщая положения выше изложенного перед более подробным анализом энгельсовых «законов» в статьях Раздела, следует сказать (используя выражение Дж.М.Кейнса  –  «спасителя капитализма» – в отношении классической теории экономики), что «законы диалектики» применимы не к обществу и не к природе, а только, быть может, к особому случаю, так как ситуация, которую рассмотрел Энгельс, является лишь предельным случаем возможных ситуаций; более того, характерные черты этого особого случая не совпадают с чертами общества, в котором мы живем, и явлениями природы, и проповедование этих «законов» сбивает с пути и ведет к роковым последствиям при попытке применить эти «законы» и соответствующую теорию в практической жизни.





Обсуждения: http://all-discussions.livejournal.com/43789.html