Противоположности: обыденные представления и проблемы.
- 17.02.10 г. -

Ситуация с понятием и использованием категории «противоположности» еще более сложная и запутанная, чем с категорией «противоречие»
    Конечно же, дело не в том, что многие современные инсинуации, включая общеизвестные примеры типа «верх – низ», выглядят по-детски на фоне даже древних представлений, из которых, правда, только пифагорейские представления (10 пар противоположностей) имели, говоря современным языком, когнитивную основу (остальные были интуитивными).
    Все дело в том, что вне диалектической философии (в т.ч. философия Гегеля) в настоящее время, как, впрочем, и раньше, нет не только понятия противоположностей, но и даже общего их понимания. А без понятия противоположностей о них не может быть и речи, и поэтому они всеми понимаются по-разному, любые рассуждения можно строить, да и критики при этом можно не бояться – ведь то, о чем идет разговор, строго говоря, не уяснено.
    Существенно и то, что в науках определения противоположностей не только нет, но и быть не может, есть только попытки его дать, базирующиеся на идентификации противоположностей через интуитивно понимаемых их же самих или через другие, также неизвестные понятия, например, через противоречие
    Кроме того, в науках не могут быть существенно отличены (а не в рамках разговорчиков) друг от друга «противоположности», «противоположения» и «противопоставления».
    При этом термин «противоположности» применяется в разных смыслах, причем без их различения, а противоположности как таковые, противоположности в мире так и не были определены в науках. Но хуже всего то, что этот термин утоп в логике, что надежно скрывает все подходы к решениям проблем противоположностей для наук.
    Неопределенность в науках не только понятия противоположностей, но и даже их статуса приводит к разным несуразицам. 
    Более того, в рационалистических научных и обыденных обсуждениях так и не выяснена даже природа противоположностей, чем и объясняются бестолковость и безрезультативность их обсуждений. Но все же, в отличие от противоречия, хотя и отсутствует понятие противоположностей, хотя каждый говорит, фактически, только про что-то свое, да и убедить других не может хотя бы потому, что у всех складываются разные представления об обсуждаемом, противоположности удалось хоть как-то формализовать в традиционной логике, правда, было потеряно при этом их существо, и противоположности были сведены к имплицитно заранее заданному набору «0» и «1».

 А. В науках до сих пор нет однозначного мнения о том, есть ли противоположности сами по себе в природе, или они бытует только как логическое понятие.

Зачастую под противоположностями понимаются два нечто, которые… противоположны друг другу по своим качествам или свойствам. При этом зачастую никого не удивляет то, что определение противоположностей дается через них же самих или их свойство! Но другого выхода вне диалектической философии нет. 
    В целом правдоподобно выглядит определение противоположностей, оговаривающее два нечто, полностью расходящихся по каким-то признакам, совершенно несходных или обратных друг другу. 
    Иногда говорится о двух нечто, противоречащих друг другу, причем забывается, что определения противоречия в науках … нет.
    Итак, противоположности определяется через некоторую их собственную характеристику, которая так и не определена сама, либо через несвойственные категории, такие как различие, противоречие и т.п., которые, правда, тоже не определены корректно и однозначно (например, для различия определяется «схожесть», которая, с другой стороны, понимается как отрицание все той же «противоположности»).
    Иногда происходит подмена понятий или попытки произведения замены на созвучные понятия, например на «противность»,  вводятся различные новые определения, например, контрадикторности и контрарности, а также другие, позволяющие много о чем поговорить, даже забыть о том, что противоположности при этом так и остались не определенными.

В некоторых рассуждениях рациональным признается то, что противоположности должны иметь некоторую общую характеристику (параметр, свойство…), через которую их можно сравнивать, причем пусть иногда даже интуитивно понимаемую или допускающую некоторую относительность (например, «верх» и «низ» идентифицируются через понятие «вертикальность» * ). Но, например, противоположны ли холодная вода (+ 1 градус С) и горячая вода (+ 99 градусов С), или они не противоположны, или даже практически одно и то же в сравнении с жидким азотом или расплавленной сталью? 
    Наличие «чего-то общего»  еще не означает наличие или даже возможность противоположностей.  Поэтому противоположности – не те, которые в чем-то количественно различны или, тем более, включают в себя относительность. Да и с качеством возникают проблемы: являются противоположностями «красное» и «синее» или, что более наглядно, «красное» и «круглое»?
    Итак, все вопросы сводятся к субъективным оценкам, к субъективным определениям, которые всегда относительны, не могут дать однозначного результата, да еще не учитывают возможную объективность противоположностей.
    Проведенные рассуждения показывают, по крайней мере, то, что обычно оговариваемые параметры (количество, общее свойство…) явно недостаточны для определения противоположностей, нужно еще что-то, что в философии Гегеля было опосредствовано, имелось неявно и так и не было установлено в науках.

Встречаются экстраординарные определения противоположностей, например, как предельных проявлений всякого единства, что созвучно некоторым словам Гегеля, но принципиально не соответствует даже указанным им аспектам противоположностей и, поэтому, не исключает обозначенных выше вопросов; кроме того, возникают проблемы с «единством» (а дальше – с другими категориями), которое, если не понимать его по Гегелю, выводит обсуждение в рациональную плоскость, где оно сводится к уже обсужденным выше вариантам, или уводится в область высказываний.

Поэтому-то в большинстве случаев противоположности понимаются только как некоторое рассудочное понятие, которое является чем-то формализованным и, по существу, определяемым только для тех или иных рассуждений.

В логике имеются некоторые нюансы, призванные завуалировать проблему противоположностей, вплоть до полного их игнорирования.
    Наиболее проста ситуация с высказываниями. Например, определяются противоположные высказывания (имеющие одно и то же подлежащее и сказуемое, но качественно различающиеся в некой определенности). Однако для них, не следует забывать, кроме общей характеристики имеется неявная фиксация некой конфигурации, правила, что, конечно же, существенно сужает понимание вообще противоположностей, но зато делает их достаточно корректно определяемыми в конкретном случае. 
    Для высказываний, а также для рассудочных понятий введены отношение противоречия (контрадикторность) и отношение противоположности (контрарность), хотя, надо отметить, без всякой содержательной связи с противоречием и противоположностями (имеется только некое интуитивно подразумеваемое смысловое подобие). При этом противоречивыми понятиями называют взаимоисключающие понятия, а вот противоположные понятия, считается, дополняют друг друга, но не полностью. 
    Однако контрарность – это не (действительная) противоположность (и контрадикторность – это не (действительное) противоречие), а всего лишь логическое отношение, которое условно принято в логике.
    Надо отметить, что при принятии контрарности нарушается импликативность высказываний, и классические логики перестают работать (что неудивительно в силу неявного введения противоречия).
    В ряде случаев противоположности могут вообще пониматься на множестве только двух элементов («0» и «1») … априори понимаемых противоположными. 
    В целом противоположности так и остаются неопределенными, как и противоречие.

В  диалектическом материализме противоположности понимались специфическим частным образом: как несовместимые, взаимоисключающие, исключающие друг друга нечто (отсюда – широко известная «борьба противоположностей», для которых, правда, должно быть еще и единство...). Но главное другое: уже в советском диалектическом материализме забыли даже о том, что В.И. Ленин учил о необходимости познания противоречивых частей предметов и явлений, т.е. признавал взаимодействие противоречивых, а не противоположных сторон, аспектов объектов и явлений.

Итак, можно сделать, по меньшей мере, следующие выводы.
 1. Нельзя определять противоположности через количество и качество.
 2. При определении противоположностей необходимо исключить относительность… которую также надо определить (а этого науки делать не будут, так как могут возникнуть существенные проблемы с СТО Эйнштейна).

В целом вне диалектической философии (в т.ч. вне философии Гегеля) царит хаос по вопросу категории «противоположности», так как в науках нет возможности осуществить системный подход, который был у Гегеля и позволял, как удерживать, так и использовать эту категорию хотя бы в опосредствовании, чего было достаточно для изложения его трудов. (Вот где проявляется одно из главных методологических предназначений системы философии Гегеля, но понимаемой, конечно же, не как его Энциклопедия философских наук).
    В целом невозможность определить противоположности вне диалектической философии объясняется просто: у наук нет соответствующей гносеологической базы и, в частности, конкретного инструмента, позволяющих выяснить хотя бы статус противоположностей (как и противоречия).

Можно сделать вывод о том, что развитие наук тормозится традиционной логикой, которая слаба, недостаточна, но упрямо держится на своих рубежах, хотя уже давно, по словам Гегеля, со стороны своего содержания сделалась предметом презрения [Гегель Г.В.Ф. Соч. М.;Л. Т. 5. С. 30] и должна быть, по идее, заменена на новые инструменты.

 Б. В диалектической философии противоположности и другие фундаментальные категории в достаточном объеме идентифицированы еще со времен Гегеля. Многие из них обоснованы и понимаются как объективные, выступают как то, что присущее миру, природе, вселенной, обществу и человеку, т.е. существует независимо от человеческого сознания. Указанные обозначения были произведены Гегелем на основе использования всеобщей диалектической системы знаний**, которая позволяет опосредствовать любые требуемые понятия, соответственно, идентифицировать и использовать в системе изложения требуемые категории, хотя бы в конкретном аспекте. 
    Надо отметить, что Гегель использовал достаточные для изложения его философии положительное и отрицательное, поэтому вне диалектической философии в отношении противоположностей в целом осталось много неясного, прежде всего, нет их определения. Более того, сбивают с толку созвучные гегелевские категории, например, «противоположение».  
    Понятия противоположностей Гегель по определенным причинам не дал, хотя в своем труде «Наука логика» описал все требуемые для диалектической философии (в т.ч. для современной диалектической философии) аспекты и положения противоположностей. Это оставляет возможности использования гегелевских категорий в опосредствовании, как это делал великий мыслитель, и как это делается в современной диалектической философии: в диалектической философии противоположности могут быть описаны средствами языка диалектической философии и формализованы для использования в ее логических построениях***.

 В. И все более очевидным становится вопрос о том, что для понимания ряда фундаментальных категорий, отражающих глубинные аспекты мира и его развития, необходим надлежащий логический аппарат… позволяющий это сделать. Для этого, в частности, необходимо уйти от материалистических и рационалистических парадигм… о чем уже давно писал Гегель, целесообразно внедрить новый логический комплекс, в том числе, и для становления системы современного образования. Тогда можно будет формировать новое мышление, которое позволит не только осознавать обсуждаемую и иные фундаментальные категории, но и формировать варианты решения насущных современных проблем. Но это все – отдельные вопросы, вне решения которых пока придется констатировать сущую неразбериху со многими архиважными вопросами и, в частности, категориями, которую нельзя устранить без сознания соответствующей новой гносеологической базы.


* У древних пифагорейцев была пара «левое – правое», а не «верх – низ», что имело свой смысл.
** Ее не следует путать с системой философии Гегеля и с системой науки.
*** В том числе для изучения и применения языка диалектической философии в Новейшей философии была актуализирована отдельная наука – диалектическая текстология.


См. также «Собственные категории диалектики»,
«Противоречие»,
«Противоречие: обыденные представления» и «Противоречие: казусы и профанации»
«Новологический комплекс: общие положения»,
«Концепт нового и современного образования»,
СОВРЕМЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

[«Противоречие», «Единство», «Отрицание»,
«Противоположности», «Противоположения» и «Противопосталения»,
«Контрарность» и «Контрадикторность»].


Обсуждения: http://community.livejournal.com/all_discussions/15404.html