Невозможность научного определения экономики - 2.
(Невозможность определения экономики в существующей экономической науке. Существо вопроса.)
- 08.10.17 г.
- 9772225665000 17025


Первая предметная статья сезона 2017/2018 гг. - «Невозможность научного определения экономики - 1» - была посвящена постановке вопроса: невозможность определения экономики в существующей экономической науке. Однако почему же экономика не может быть определена в экономической науке?

Ответ на этот вопрос начнем с того, что экономика обычно понимается, исходя из наглядного материала, чувственной достоверности, и в основном в связи с производством, хотя все же с учетом комплекса многих других факторов, в том числе управленческих и социальных. Но в связи с этим экономика понимается, очевидно, шире, чем производство. Тогда о ней приходиться говорить в более широком смысле, например, с учетом системы производства, распределения, обмена и потребления. Поэтому-то экономика часто понимается широко – как общественное производство в целом, в единстве тем или иным образом перечисляемых его сторон. Однако многие дополнительные и даже второстепенные положения, которые по понятным причинам не могут игнорироваться и поэтому вводятся учеными явно или косвенно в определение экономики, на самом деле приводят к разнообразным и часто противоречащим друг другу ее пониманиям и определениям.
    В смысле сказанного очень характерно такое положение: часто говорят, например, про экономику сельского хозяйства, медицины, нефтегазового сектора и т.д. При этом всем понятно, что средства производства, логистика и т.д. в них совершенно различны, однако все же говорят об этих экономиках. Значит, в них есть что-то общее, а именно – сама экономика. Однако что же это? Но вот именно об этом никто как раз и не говорит, в том числе потому, что нет понимания сути экономики, о чем уже робко начинают говорить некоторые ученые, – некоторого ее внутреннего, основного, понятийного.
    В таком случае – когда эмпирические основания и подходы не дают ответа – причину невозможности определения экономики следует искать уже на гносеологическом (методологическом) уровне.
    Но, как показала практика экономического познания, на основе объективно-научного подхода, имеющегося в современной экономической науке, нельзя дать определение экономики (и его нет). Для разъяснения этого утверждения кратко остановимся на ряде следующих положений.
    Первым из них является то, что даже в самом общем смысле – на понятийном, или концептуальном, уровне – имеются различные понимания экономического, или нет однозначного понимания того, что и как требуется исследовать (ВВП, налоговую политику, судебную систему… – о чем только и как не говорят экономисты (!), но все это имеет свои наименования, и все это никак не экономика). Это известно, и такое положение вещей в целом понятно: экономика в материалистической по своей сути экономической науке воспринимается и понимается соответственно материализму и его принципам познания – на основе чувственной достоверности и осмысления воспринимаемой тем или иным образом информации; – это второе из акцентируемых положений. Поэтому в экономической науке могут фиксироваться только внешние, порой случайные и даже не свойственные исследуемому феномену моменты (как они осмысляются – это отдельный вопрос). Именно поэтому при материалистическом подходе не может не быть множества мнений по поводу экономики, которые, как следует из анализа многочисленной литературы, весьма различны и противоречивы. При этом – это третье положение – на методологическом уровне возникают не решаемые проблемы выбора а) начала рассуждений, в первую очередь опорных теоретических положений, аксиоматических утверждений и т.п., и б) методов. (Кстати, этим недостатком страдает любая материалистическая наука, что доказал Гегель в своих трудах, в первую очередь, в трудах «Феноменология духа» и «Наука логики».) Но даже если с какой-то чудесной помощью экономистам удалось бы найти некоторое концептуальное начало рассуждений или хотя бы общее понимание ситуации, от которого можно было бы двинуться дальше, то они на самом деле все равно осуществить исследования не смогли бы по причине невозможности… проведения рассуждений; – это четвертое положение. Оно звучит парадоксально, но это факт, ибо весьма существенны проблемы общепризнанной и всеми в науках используемой существующей логики – обыкновенной логики – той, содержание которой было удостоено Гегелем презрения еще два века назад. В качестве особого аспекта этого, четвертого, положения можно указать отсутствие определения в современной логике суждения, без которого нельзя осуществить умозаключение и следовательно сформировать обоснованный вывод. И, кстати, в частности именно поэтому в экономической науке так много мнений и, как следствие, нет ни однозначного понимания экономики, ни ее конкретного, обоснованного или хотя просто всеми признанного определения. К тому же, как мы уже тоже писали в ряде наших работ, в материалистических науках нет однозначного и корректного определения определения, т.е. в них понимание экономики нельзя оформить в виде определения...
    Интересно то, что все вышесказанное и многое другое можно выразить через понимание того, что экономическая наука не может дать определение экономики хотя бы потому, что не может объединить по существу многие основные признаваемые ею факты и факторы, относящиеся к экономике, например, жажду наживы и средство производства; – о ряде соответствующих положений в рамках известной критики определения способа производства уже много было сказано. Можно еще добавить и то, что не только экономическая наука, но и все материалистические науки в целом, прежде всего психология, вообще не знают, где жажда наживы «находится» и как ее «взять» для создания определения (кстати, в смысле сказанного очень характерен и приведенный выше пример экономик отраслей)…
    Проще говоря, экономическая наука не сможет дать определение экономики пока
 а) в ней нет понимания сути экономики, сути дела (термин философии Г. Гегеля), что особенно наглядно в приведенном выше примере «разных» экономик, для которых нет различения нечто их общего и сущностного,
 б) материалистические науки не имеют конкретного понимания таких факторов экономики, как «решение» («принятие решения»), «мотив» («нажива») и др., т.е. пока в экономической науке нет решения хотя бы ряда вопросов психологии и, в первую очередь, понимания мышления,
 в) в материализме не появятся некоторая особая логика, соответствующая сути экономики, и соответственно возможность осуществлять строгие суждения и вообще операции с трансцендентными положениями (в первую очередь психологическими), т.е. пока материализм не откажется от своей парадигмы…    

Итак, в целом материалистичная экономическая наука по причине указанной природы своей не может дать определение экономики, в первую очередь по следующим двум причинам:
1) экономическая наука базируется на внешнем рассмотрении соответствующего феномена, чего, как уже показала практика, явно недостаточно, причем оно, с другой стороны, изобилует случайными и несущественными моментами,
2) экономическая наука не обладает достаточной гносеологической базой и методологией осуществления исследований и рассуждений, и если в естественных науках во многих случаях положение дел спасает наличие логики в самих природных феноменах и удается ее фиксировать и соответственно выстраивать рассуждения, то в отношении экономики так не получается.


См. «Т: материалистическое понимание экономики».

[Продолжения следуют.]