О системе философии Гегеля.
- 05.10.14 г. (Редакции: 22.11.06 г., 28.04.09 г., 05.10.14 г.)


>> Обычно систему философии Гегеля, о которой говорят, путают с частью системы знаний философии Гегеля, которую подразумевают
.


Вне диалектической философии не было, нет и не может быть понимания системы философии Гегеля
    История это подтвердила.
    При этом, в частности, смысл Энциклопедии философских наук не мог и не может быть понят науками, которые неверно позиционируют Энциклопедию вплоть до совершенно неправильного понимания ее в качестве системы философии Гегеля. С другой стороны, и обратное верно: из-за неправильного понимания Энциклопедии было порождено много домыслов в отношении философии Гегеля, в частности, о том, что Энциклопедия (сама или с "добавками") и есть система философии Гегеля.

Обыденные представления и понимания системы философии Гегеля сводятся обычно к совокупности реальных наук философии  к Энциклопедии. Однако систему философии Гегеля недостаточно и нельзя понимать лишь в рамках ограниченного числа его трудов: трех, четырех или даже пяти  и должно же быть когда-то понятно, что она отражает знания всей философии Гегеля, а не какой-то ее части, пусть даже блистательной Энциклопедии. Но этот очевидный вывод старательно обходится в философских науках стороной, так как тогда, действительно, просто глупым оказывается тезис о том, что три книги выражают знания или хотя бы основные знания всей философии Гегеля
    Однако до сих пор систему философии Гегеля определяют в соответствии с всего лишь несколькими его работами, причем лишь во внешнем порядке, в том числе без раскрытия сущностных представлений о логике, природе и духе, так как в науках, прежде всего, не раскрыты базовые, опорные, основополагающие диалектические категории. Например, как же, не зная даже букв, можно хотеть написать книгу?.. 


 А. Система философии Гегеля далеко не однозначна в своем определении, хотя философские науки пытаются представить ее в виде Энциклопедии, в некоторых случаях, так или иначе, причисляя к ней и труд Гегеля «Феноменология духа», а иногда и труд «Философия истории». (По этому вопросу всегда можно ознакомиться с обширной литературой, в которой обсуждается множество противоречащих друг другу вариантов понимания и раскрытия системы философии Гегеля.) Однако, три, четыре или пять книг - не суть философская система, а труды, лишь частично излагающие ее положения
    Итак, философские науки обычно пытаются представить систему философии Гегеля в виде трех (четырех, пяти) книг, отражающих три основные ступени развития абсолютной идеи: логика, философия природы и философия духа.
    В соответствии с указанным представлением систему философии Гегеля обычно рассматривали как состоящую из трех смысловых частей, но это, в основном, всего лишь бездумное следование триадности, существенной и для Энциклопедии! Но как же она может быть точно в такой же форме и по содержанию для Энциклопедии, как и для всей системы философии Гегеля? – как будто философия Гегеля ограничивается Энциклопедией!
    Отдельным вопросом становится сама триадность, которая приписывается Гегелю в форме, не присущей его философии; но это отдельный вопрос.
    В целом понятно, почему систему философии Гегеля отождествляют с его Энциклопедией, с книгами! – например, даже в МГУ им. М.В. Ломоносова имеется профессорское мнение о том, что «Под философией, которую изучают в ВУЗах, понимается совокупность произведений (текстов), созданных человечеством в течение многих столетий» ( http://community.livejournal.com/ru_philosophy/744474.html ). Если даже в МГУ понимается, что философия в Вузах это книги (?!!), значит, и система философии Гегеля в вузах - книги! Вот и получается, что  систему философии Гегеля (в Вузах и далее) уже долгие годы отождествляют с книгами (текстами) его Энциклопедии.
    Однако если ограничить систему философии Гегеля только Энциклопедией, то образуется много парадоксов. Например, его известная фраза из «Науки логики» – «бытие есть неопределенное непосредственное», устанавливает либо определение бытия из себя, чего не может быть в силу рассмотренной там же его данной первой неопределенности, или должно пониматься что-то в себе, но уже как внешнее к Энциклопедии, либо наличие чего-то внешнего к бытию, что также не входит в Энциклопедию. В любом случае для философских наук имеется этот необъяснимый феномен (и другие), без разъяснения которого нельзя отождествлять систему философии Гегеля с Энциклопедией. Или необходимо понимать наличие некоторого внешнего по отношению к Энциклопедии, но входящего в систему философии Гегеля. Причем это некоторое оказывается существенным не только само по себе, но и для всей системы философии Гегеля. Этот факт науками вообще не рассматривался (хотя формально для разговоров о системе философии Гегеля к Энциклопедии порой добавляют и другие труды).

С другой стороны, нужно было бы понять смыслы и предназначения системы философии Гегеля и его Энциклопедии, иначе рассуждать о них и устанавливать между ними соответствия неоправданно и некорректно, да и просто невозможно хотя бы потому, что так и не доказана сама возможность такого соответствия.

Отдельно следует сказать и о том, что к системе философии Гегеля пробуют добавить феноменологию духа, но как-то с боязнью, что понятно, ибо, во-первых, четверичность не обоснована не только для системы философии Гегеля, но и по отношению к самой философии Гегеля, и при этом еще и не дает цельности. Во-вторых, зачастую получается, что природа есть дух, прямо как у Фейербаха (!), что явно выходит за все рамки даже вульгарных представлений о философии Гегеля. В-третьих, наукам не получается обосновать сам факт присоединения феноменологии духа как четвертого члена к системе философии Гегеля, понимаемой как триадная, и это присоединение остается обмусоливаемой догадкой, что, по меньшей мере, несолидно…
    Более того, вне «системы философии Гегеля», понимаемой только как Энциклопедия и феноменология духа, необъяснимым образом остается, по крайней мере, философия истории – важнейшая компонента философии Гегеля и ее познания. Ее причисляют к системе философии Гегеля лишь изредка, да и то путем простого указания на это.
    Поэтому Энциклопедию, и то при великом желании, можно назвать только отражением части (актуализированных) знаний философии Гегеля, частной системой или подсистемой некоторых полагаемых знаний, например, системой первой группы реальных наук философии.
    Итак, в лучшем случая, Энциклопедия – это  система группы реальных наук, но не система науки и не система философии Гегеля!
    Но дело даже не в том, что в систему философии Гегеля, обычно понимаемую как Энциклопедия, по мнению наук не входит труд «Феноменология духа» (этот вопрос хоть обсуждался, и кто-то включал этот труд в систему) или «Философия истории». Вопрос в том, что в систему философии Гегеля, обычно понимаемую как Энциклопедия, не входит некоторая логическая часть, на обращение к которой указал Гегель в конце «Философии духа» (в том числе указанное Гегелем логическое, с которым смыкается природа), и о которой только однажды было сказано в науках (но не в смысле системы философии Гегеля). 

Таким образом, Энциклопедия не система, и даже не часть её, а изложение реальных наук философии, которые непосредственно не дают представления о системе философии Гегеля. А об опосредованной ее актуализации никто еще нигде не упоминал.

Кроме того, понимать систему философии Гегеля, как систему {философии Гегеля}, значит отрывать познание философии Гегеля от объективной совокупности знаний, от системы знаний, задействованных и частично изложенных конкретным образом Гегелем, от {системы знаний} философии Гегеля, от {системы философии} (изложенной в текстах) Гегеля, что есть грубейшая ошибка или даже преднамеренная акция в целях умаления философии Гегеля.

Далее, никогда вне диалектической философии при анализе системы философии Гегеля еще не учитывались объективные выражения самой философии и те положения, которые находятся в инобытии к изложению философии Гегеля. Собственно, и принципиально важная часть, определяющая основание определения бытия для «Науки логики», Гегелем преднамеренно была не дана, и ее, поэтому, нет для наук, но это не значит, что ее нет вообще, и что она не входит в систему. 
    А часть системы это не система. 
    Иными словами, система философии Гегеля вне диалектической философии никогда еще не рассматривалась полностью и в соответствии с образующими ее положениями, да и не могла так рассматриваться, так что все инсинуации по ее поводу лишь догадки или искажения.

Необходимо отметить и то, что при определении системы философии Гегеля философским наукам целесообразно было бы учитывать ее марксово понимание: «в системе Гегеля существуют три элемента: спинозовская субстанция, фихтевское самосознание и гегелевское необходимо-противоречивое единство обоих элементов – абсолютный дух», однако, при этом необходимо избежать сведение абсолютного духа к «действительному человеку на основе природы»... 
    Следует также учитывать то, что согласно частному определению Гегеля, понимание системы должно быть связано с результирующим развитием метода познания; понимание системы должно включать понимание и определение методов, что есть вообще отдельное рассмотрение, которое не было дано Гегелем, и поэтому оно не учитывается философскими науками. 
    Иными словами, так как вне диалектической философии нет представлений о ее методах, то говорить об их воплощении, т.е. о системе, нельзя! Это весьма важное положение, без которого к пониманию системы философии Гегеля подходить нельзя. А признание его якобы идеалистических методов в материалистичных науках практически невозможно.

Отдельно отметим, что всё указанное – лишь представления об ошибках в подходах к системе философии Гегеля: в частности, без понимания, по меньшей мере, Метода, мерностей философии Гегеля и ее трансцендентально-структурных положений любые рассуждения о ее потаенных аспектах (в том числе о ее системе) являются пустыми разглагольствованиями… 


 Б. У разговоров и домыслов о системе философии Гегеля, понимаемой как Энциклопедия, есть терминологические и иные основания, хотя это не повод для ошибочных представлений.

Первым из них является определение Гегелем своего труда «Феноменология духа», как следует даже из его названия, первой частью системы науки. «Система науки» должна была содержать две части: феноменологию духа и «вторую часть» (логика, философия природы и философия духа). Как указал сам Гегель, второй «частью заканчивалась бы система науки». Но термин «система науки» был исключен Гегелем, но не снят! что имеет краеугольное значение для понимания системы знаний его философии. Но это – уже другой разговор. А вот части словосочетаний «система науки» и «науки философии» были залихватски кем-то объединены, что, по всей видимости, и положило соответствующую традицию разговоров о… «системе философии Гегеля» в её неверном понимании. А так как имеются в виду реальные науки, созданные Гегелем, то и получилась «система философии Гегеля».
    Такое механическое создание термина «система философии Гегеля» подкреплялось как другими терминологическими позициями, так и ошибочными традиционными представленными и безосновательными домыслами.

К числу традиционных моментов, обусловивших понимание некой «системы философии Гегеля», можно отнести то, что в 1801 г. Гегель опубликовал труд «Различие между системами философии Фихте и Шеллинга», который для многих исследователей, в силу анализа указанных философских систем, дал повод для рассуждений и о системе в философии самого Гегеля, как бы развившего знания указанных систем. Однако никаких понятийный и структурных аналогий систем философии Фихте, Шеллинга и Гегеля нет, да и сам великий философ ничего похожего не указывал. И впоследствии никто так и не представил соответствующих соображений и доказательств. Это объясняется, в первую очередь, тем, что системы философии Фихте и Шеллинга выступают в общепринятом значении – как системы знаний, а вот понятие системы философии Гегеля является не только более общим, но и трансцендентальным к ним. Она – иная.

К числу безосновательных домыслов можно отнести то, что, как иногда пишут о том, что после смерти Гегеля его Энциклопедия не раз выходила под названием «Система философии», но наименований и выходных данных книг, почему-то, не приводят, хотя все издания трудов Гегеля наперечет. 
    А вот разговоры о системе философии Гегеля действительно стали вестись вскоре после его смерти. Похоже, что витающее словосочетание «система философии» уже в XIX в. породило, в связи с философией Гегеля, термин «система философии Гегеля», который, несомненно, богат смысловыми значениями, но без понимая ее существа привел к явным заблуждениям и серьезной путанице даже на «дальних подходах» к пониманию философии великого мыслителя. (Точно также – заблуждения и путаница – обстоят дела и с диалектической логикой, и, как уже указывалось, со многими диалектическими категориями, например, отрицание, противоречие, рефлексия, снятие…).
    Одним из «родоначальников» формального «понимания» «системы философии Гегеля» был Иоганн Розенкранц (Johann Karl Friedrich Rosenkranz), уже в 1840 г. в Кенигсберге издавший свою книгу «Kritische Erläuterungen des Hegelschen Systems». Затем последовала его книга «System der Wissenschaft» (Кенигсберг, 1850). И разговоры начались! – и, по всей видимости, заложили основу грандиозной мистификации философии Гегеля. Так что советские и постсоветские изыски в отношении «системы философии Гегеля» совсем не первые, да и не самые существенные.


 В. Отдельно отметим, что для начала рассуждений о системе философии Гегеля необходимо определиться с понятием системы, так как об этом в отношении философии Гегеля идет речь. Однако в науках определения системы нет, более того, главное, возникают многие вопросы в отношении самой ситуации, связанной а) с неопределенностью понятия системы в науках и б) с его активным использованием, причем ещё и в разных значениях: см. «Система».
    Исходя из такой ситуации, и следует подойти к вопросу об определении в науках системы философии Гегеля, т.е. по сути к определению того, что не осознается, не понимается, не формулируется в науках.
    Вроде бы абсурдность такой ситуации можно было бы понять и прекратить разглагольствовать о не-известно-чём философии Гегеля. (Но куда там! За последние годы разговоры на тему системы философии Гегеля, похоже, даже несколько разрослись.)
    Таким образом, прежде чем говорить о системе философии Гегеля, ученым и просто интересующимся следовало бы понять, с чем по форме им приходится иметь дело, когда они затрагивают знания философии Гегеля, и дать определение и описание того, что и как будет входить в систему философии Гегеля или учитываться в ней. Это очень важное положение, которое никогда еще отдельно не оговаривалось.


 Г. Для содержательного разговора о системе философии Гегеля следует понимать, что она не может включать только те положения (информацию, данные), только которые могут представить себе науки. Система философии Гегеля содержит, в первую очередь, знания, а для понимания и раскрытия этого положения надо иметь представления и о них самих и об их возможных видах организации. Но об этом в науках ничего никогда не говорилось, ибо информация, научные знания считаются такими же, как знания, как знания философии Гегеля, что в корне неверно.
    Кроме того, на основе наук нельзя рассматривать многие базовые понятия философии Гегеля и, следовательно, её системы, например, идею, которая является базовым положением диалектики. Идея весьма существенна для понимания философии Гегеля и, следовательно, её системы. Иными словами, без базирования на идее, нельзя дать описание системы философии Гегеля. И если ученые пытаются определить систему философии Гегеля, то должны признать базовое положение этой философии – идею, т.е. они должны были бы сначала отказаться от материализма и, соответственно, от научной точки зрения.
    Таким образом, прежде чем говорить о системе философии Гегеля, ученым следовало бы понять, с чем по существу им приходится иметь дело, когда они затрагивают знания философии Гегеля, и дать определение и описание того, что будет входить в систему философии Гегеля. Это очень важное положение, которое никогда еще отдельно не оговаривалось.

Кроме того, важно понимать еще и то, как содержание системы философии Гегеля может сочетаться (быть) и излагаться (тут вопрос не только в упомянутой выше форме и не только в понимании того, что такое система, что было рассмотрено выше).
    Во внешнем (аспекте) вопроса о том, как содержание системы философии Гегеля может сочетаться (быть) и излагаться, актуальным становится изложение диалектических материалов, которое должно в смысле формы быть выражением содержания, причем содержания сложно структурированного, имеющего многочисленные обратные связи, т.е. изложение диалектических материалов само по себе является рефлективным. Этого при исследовании и описании и философии Гегеля и её системы никогда не упоминалось. А ведь рефлективность накладывает существенный отпечаток на результат: в данном случае – на то, что хотели представить в виде системы философии Гегеля.
    Кроме того, актуальна и особенность, раскрываемая в смысле двоичности диалектичности содержания философии Гегеля и неизбежной рациональности её изложения в науках. Это все ведет к необходимости исследования взаимосвязи содержания системы философии Гегеля с образующимся содержанием её изложения, что даже не предполагается в науках. Иными словами, что хотели изложить исследователи, когда говорили о системе философии Гегеля? Существенны и другие аспекты рефлективности, которые позволяют сказать с уверенностью о том, что ни предмета изложения, ни возможности её изложения науки до сих пор не затрагивали, т.е. пытались говорить неведомо о чём и неизвестно как.
    Во внутреннем (аспекте) вопроса сочетания и изложения содержания системы философии Гегеля особым моментом является диалектика. До сих пор саму диалектику науки трактуют весьма привольно, зачастую неверно, порой попросту сводя её к гносеологии, и совершенно не так, как её понимали Платон и Гегель. А как диалектическую философию и, в частности, философию Гегеля понимать без их основы? Диалектика Платона, философия Гегеля и современная диалектическая философия принципиально отличны от наук и от материализма в целом. (А теперь, начиная с XXI в., за счет деятельности современной диалектической философии диалектика и науки четко разграничены.) Поэтому и такое особое положение, как система философии Гегеля, не может быть правильно понято материалистичными науками.

При этом еще имеется противоречие диалектичности содержания изложения и рациональности его форм, которое надо было обозначить и решить. Но этого в науках до сих пор сделано не было, так что ни о каком изложении в науках системы философии Гегеля речи быть не могло.

Более того, в силу ряда факторов, в т.ч. неизбежности решения противоречия, описание системы философии Гегеля оказывается завязанным на объективность, факторы которой также необходимо учитывать, но и об этом даже не упоминалось.

Далее, диалектика включает в свое понимание перехода, перехода в противоположное. Это очень важное положение, которое полностью исключает указанные в науках возможности статичных по своей природе представлений о системе философии Гегеля. Дело в том, что в науках систему философии Гегеля пытались зафиксировать и представить в привычном для них виде – в виде того или иного набора так или иначе связанных отдельных положений (книг и т.п.), пусть даже с возможными сверхсуммарными и другими свойствами и т.д.  А вот то, что отдельные положения философии Гегеля и, следовательно, её системы не могут быть представлены в таком виде, об этом ученые, как показывают научные публикации, и не думали.
    Отсюда следует очевидное опровержение такого имеющегося (у кого явно, у кого подспудно) представления о системе философии Гегеля, как механистичность. Дело в том, что систему философии Гегеля нельзя понимать как некий механизм, который собран из отдельных частей. Она представляет собою, скорее, организм, отличия которого от механизма Гегель указал в одной из своих работ. Так что и в подходах к его философии и к её системе следует придерживаться не расчленяющих рационалистических принципов и взглядов, а представления о целокупном, нерасторжимом организме, только разрушив который можно изучить его составляющие по частям, однако они, очевидно, не дадут полных представлений ни об утраченном организме в целом, ни о его деятельности. Иными словами, на основе рационалистических подходов, на основе наук нельзя получить представления ни о философии Гегеля, ни о её системе. В лучшем случае будут получаться отдельные представления тех или иных исследователей, противоречащие друг другу в силу различия их мировоззрений и образования, что и имело место до сих пор. Вот, кстати, почему столько принципиально различных представлений в науках о системе философии Гегеля.

Следует особо подчеркнуть и то, что одним из существенных аспектов проблемы изучения философии Гегеля и её системы выступает ограниченность материализма как вида идеализма, хотя обычно считается, что материалистическая и, соответственно, научная точка зрения объективна и верна, а вот Гегель, как объективный идеалист, якобы что-то там не понимал (хотя даже К.Поппер – ярый противник Гегеля – своим принципом доказал относительность и перманентную теоретическую неистинность материалистичных наук). И, соответственно, возникают многие вопросы, в т.ч. уже обозначенные на сайте, например о том, как на основе материалистических представлений можно мыслить качественно иное, например,  то, что в ряде стран называли объективным идеализмом, о чем уже был разговор.
    И вообще на основе материализма методологически неверно и даже глупо рассматривать философию Гегеля, отрицающую примат материального. Материализм, науки и их логика бессильны при исследовании философии Гегеля и, следовательно, её системы. Это надо всегда помнить.

Интересно еще вот что.
    Известно, что Гегель изложил определенные диалектические знания в своей Энциклопедии. Не зря он выбрал эту форму, а не любимые прочими философами начала, принципы и т.п. Только вот этот очевидный факт прошел мимо сознания ученых и даже учеников Гегеля. И многие начали говорить о системе философии Гегеля,  хотя сам Гегель отдельно подчеркнул, что (т.е. не система) положено в основу его Энциклопедии.  А вот о системе своей философии Гегель ничего сам не написал. Удивительно на первый взгляд! Например, по его собственным словам в труде «Наука логики», метод расширяется в систему, охватывает логическую идею, природу и дух, но образуется лишь Энциклопедия, которая великолепно представляет знания философии Гегеля, правда, далеко не все и системой никак не является.
    Но, главное, перед попыткой описания системы философии Гегеля необходимо было бы подумать о том, а почему сам великий мыслитель этого не сделал и даже просто не упомянул о системе своей философии? А ведь ответ на этот вопрос в трудах Гегеля есть, жаль только, что ученые этого не заметили...


 Д. Кроме указанных существенны и иные, менее очевидные, но не менее важные, положения и основания искаженных представлений и откровенных домыслов и придумок о том, что система философии Гегеля – это его Энциклопедия, которые не входят в объем приведенного краткого изложения.
   В целом они подразделяются на ряд больших групп, имеющих для Новейшей философии не столько критическое в отношении философских наук значение, сколько самостоятельное методологическое значение, позволяющее углублять параметризацию системы философии Гегеля в ее истинностном представлении. Из этих групп пока можно указать лишь следующие:
– трансцендентальные положения,
– структурные положения,
– терминологические положения,
– методологические положения,
– понятийные положения.


 Е. Однако, главным моментом при рассмотрении известного позиционирования системы философии Гегеля как Энциклопедии, и того, что она до сих пор не имеет понимания, является актуализация воспроизведения философии Гегеля, ибо система второй группы реальных наук философии, или современные реальные науки философии, образующие Вторую Энциклопедию философских наук, также создаются на основе системы философии Гегеля, но вне его Энциклопедии философских наук.
    Более того, что важно и само по себе и, особенно в данном случае, процесс воспроизведения философии Гегеля основывается на системе философии Гегеля, но развивается вне Энциклопедии.
    Иными словами, восстанавливаются знания воспроизведения философии Гегеля, имплицитно входящие в систему его философии, но никак не относящиеся к его Энциклопедии.


 Ж. В диалектической философии система философии Гегеля понимается, прежде всего, так как она есть: во всеобщности и в различении, – в то время как понимание системы философии Гегеля вне диалектической философии было, есть и будет в частях, причем текстовых, и в соединении в нечто кажущееся кому-то цельным, но не таковым как таковым.
    При этом понимание термина «система» (философии Гегеля), очевидно, относимой к термину «философия» (что, собственно, следует из обсуждаемого названия), связано с пониманием, в первую очередь, самой философии. Но бесспорным является и то, что довлеющее материалистическое мировоззрение и установившиеся в философских науках догмы по многим причинам не позволят общественному и научному сознанию (а, следовательно, и отдельно личностным сознаниям) признать философию саму (знания) в объективном ракурсе и выйти из узких представлений о мире, в которых понимание системы философии Гегеля просто невозможно.
    Дополнительно отметим, что система диалектической философии трансцендентальна, ее описание связано со сверхчувственными моментами, а ее наполнением или тем, что создается на ее основе, была философия Гегеля, но есть и диалектическая философия. В настоящее время говорить надо, конечно же, уже о диалектической философии, о ее системе.
    Система философии Гегеля есть система диалектической философии (обратное неверно).

Кроме системы знаний философии Гегеля и ее подразделений (здесь: не про гегелевскую Энциклопедию, а именно про систему знаний, о знаниях говорится) нет не только хотя бы мало-мальски конкурентных научных систем знаний, но и даже просто систем непротиворечивых определений и всеобщих, объективных и иных категорий, тем более, в их отношениях: в науках творится форменный терминологический и понятийный хаос; – чего, например, стоит абсурд многих определений термина «противоречие»!

И все же отметим, что систему философии Гегеля в одном из ее аспектов можно понимать как определенный случай позиционирования всей Логики (термин В.И. Ленина).
    Также интересным является подход, основанный на связывании системы философии Гегеля или ее определения с трудом Гегеля «Наука логики». Этот подход не имеет широкого распространения у критиков и в философских науках, хотя должен был бы заслуживать особого внимания.
    Еще следует отметить то, что, как установлено в Новейшей философии, в философии Гегеля актуализировано и использовано несколько систем

                                                           * * *

... В связи с указанными выше положениями на данном этапе актуализации современной диалектической философии предполагается развивать её содержание в некоторую совокупность знаний, имеющих определенную структуру и отрицающих царящие заблуждения, порой ставшие уже научными догмами, хотя изредка критикуемыми, но безрезультатно. В результате, давая определение словами самого Гегеля, «…нужно сказать раз навсегда, что тщетно желание удержать формы прежнего образования, когда перестроилась субстанциальная форма духа. Они представляют собой увядшие листья, спадающие благодаря напору образовавшихся у их основания новых почек» [Гегель Г.В.Ф. Соч. Т. 5. С. 2–3].
    Субстанциальная форма духа перестроилась – современная диалектическая философия, – и уже спадают увядающие листья, но многие из них все еще надежно держатся за свои места, не давая возможности расти никакому новому. Быть может, и в этом вопрос?
    Но время идет, и более мощное знание берет свое – увядающие листья исчезнут. И диалектическое познание займет свое место, хотя, похоже, для себя (но ему самому этого будет достаточно), а пока, смотря на увядание, оно спокойно, как почки весной, набухает...  

Примечание 1области познания Новейшей философии образуют комплекс, включающий систему реальных наук философии; но ни он, ни она не является системой диалектической философии.

Примечание 2: один из посетителей сайта ввел термин «три группы арсенала человеческого разума». «Первую группу составили определения чистого понятия. Вторую – определения природы. Третью – определения  человечества. Затем Гегель систематизировал каждую группу определений по отдельности» (понятие чистого понятия, понятие природы и понятие человечества).
    На наш взгляд, это – весьма удачный новый термин, по крайней мере, выражающий то, о чем ведется речь.
    В современной диалектической философии в связи с развитием познания в обобщенном значении введено было определение «области познания», но оно соотносится с диалектической философией, а не только с философией Гегеля, ибо в современной диалектической философии уже известны шесть «групп арсенала человеческого разума» – Энциклопедия и Вторая Энциклопедия философских наук, в совокупности образующие полный комплекс реальных наук философии; но о них позже.


Добавление от 18.09.11 г.

    Система диалектической философии, которая в конкретном виде была использована Гегелем, и величие которой породило многие слухи о системе философии Гегеля, теперь в ином конкретном виде используется в современной диалектической философии, в т.ч. для создания её системы знаний, например, для создания системы наук диалектической философии.


Продолжения
: [«Система философии Гегеля»,] «Системы в философии Гегеля» и «Метод и система Гегеля: нет противоречия» 

См. «Философия сама», «Диалектика», «Диалектическая философия»,
«Категории диалектики, как теории познания», «Собственные категории диалектики»,
«О философии Гегеля», «Диалектическая философия Гегеля», «Воспроизведение философии Гегеля», 
ДИАЛЕКТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ,
«Современная диалектическая философия», «Вторая Энциклопедия философских наук»,

«Система науки: начало реконструкции»,
«Система наук диалектической философии»


[«Диалектической философии система», «Реальные науки философии современные», «Современной диалектической философии система», «Новейшей философии система», «Воспроизведения система», «Системы в Новейшей философии» и «Система знаний»].


Прежний вариант статьи:  Архив: «О системе философии Гегеля» 


 

Обсуждения: http://community.livejournal.com/all_discussions/2121.html