О концептуальной проблемности логики
(некоторые аспекты понимания логики и еще две ее проблемы неопределенности).
- 23.01.11 г. -

Помимо первой проблемы неопределенности логики эта наука обладает весомым набором парадоксов, негативов и других проблем, составляющих посылки к рассуждениям не столько даже о переосмыслении логики, изнутри ее этого в науках сделать, как оказалось, нельзя, сколько хотя бы о концептуальном понимании логики, однако и этого в современных условиях в науках сделать практически невозможно.
     И ряд немаловажных вопросов обозначается уже даже не в определении логики и ее концептуальном понимании, а в необходимости понимания невозможности этого в науках и в обозначении путей для решения проблем логики.

 А. То, что было идентифицировано как грани первой проблемы неопределенности логики, пока определим  как переходы к двум другим важным вопросам, одним из которых является  вторая проблема неопределенности логики. При обсуждении этих вопросов в научной плоскости можно обозначать только некоторые отдельные точки проблемы, ибо ее полное обсуждение возможно только на основе диалектического подхода, которое в науках практически невозможно из-за пока недостаточной распространенности и, соответственно, непознанности диалектической философии. Поэтому пока отметим, что концептуальное понимание логики после обозначения ее первой проблемы неопределенности оказывается связанным с ее второй и третьей проблемами неопределенности, т.е. одна, указанная ранее грань первой проблемы неопределенности логики пока остается незадействованной вообще; эти разъяснения, конечно же, не ахти какие, но с учетом состояния современной логики понятным на ее основе может быть только то, что было обозначено – хотя бы структура вопроса, но и уже это для логики большая новость
    Для объяснения осуществления столь замысловатых разъяснений также скажем, что обрести общее и концептуальное понимания логики и ее аспектов изнутри нее самой, что в целом и делали логики до сих пор, невозможно. В определенном смысле в отношении логики можно сказать то же самое, что гласит теорема Гёделя в отношении непротиворечивой формальной системы о существовании не выводимого из нее высказывания. Иными словами, и для логики, и в ней существуют не выводимые из нее и не осознаваемые ею позиции,  в т.ч. определения и связи, об одной из которых и шла речь выше. 
    А для того, чтобы наглядно пояснить необходимость осуществления пусть даже столь замысловатых разъяснений, дадим конкретный пример, поясняющий а) состояние современной логики, не позволяющее ей, в частности, оценивать сделанные обобщения в отношении нее, и б) степень возможности осуществления в ней правильных выводов на основе имеющихся в ней «законов».

Рассмотрим следующее утверждение [см. http://yanko.lib.ru/books/dictionary/slovar-po-logike.htm#_Toc513624617 , п. «Логика», 154]: «Правильным является, напр., рассуждение, следующее схеме: «Если есть первое, то есть и второе; есть первое, значит, есть и второе» (см.: Модус поненс – http://yanko.lib.ru/books/dictionary/slovar-po-logike.htm#_Toc513624654 ). По этой схеме из высказываний «Если сейчас день, то светло» и «Сейчас день» вытекает высказывание «Сейчас светло». Какие бы конкретные истинные высказывания ни подставлялись в указанную схему, заключение обязательно бу­дет истинным».
     Проверим утверждение.
     Представьте, что вы солнечным безоблачным днем в 13-00 по местному времени у себя в квартире находитесь в ванной комнате (не имеющей окошечек на улицу или в другие помещения и т.п.) без включенного освещения и с хорошо закрытой дверью (или, например, оказались днем вместе со спелеологами или шахтерами, под землей и т.п.) и решили проверить обозначенное утверждение…
     Представляется, что далее уже не надо пояснять контрпример, но все же:
 а) безоговорочно принимаем, как того и требует правило, «Если сейчас день, то светло» & «Сейчас день» (ведь светлым же по своей природе днем вы находитесь в ванной комнате или под землей),
 б) то, что (без факелов или искусственного освещения и т.д.) будет «Сейчас светло» – нереально: в ванной комнате (или под землей) темно.
    Иными словами, Модус поненс, как, впрочем, и ряд других «правил» логики, оказывается недееспособным.
    Но могут быть контраргументы, например, что в правильном рассуждении подразумевается, что речь идет только про поверхность земли, ибо под землей и днем темно. Но все дело в том, что если что-то подразумевается, в т.ч. «на поверхности земли», то это уже «третье», которое должно было быть тогда оговорено, оно также должно быть внесено в схему. 
    А вот если где-то и днем темно ... 
    Нет сомнений в том, что любой читатель найдет причину приведенного парадокса Модус поненс (и многих других принципов, правил и схем современной «логики»); добавим лишь то, что в гегелевской логике и в Новой логике таких парадоксов и ляпов в принципе не может быть.  
    А вот зачем логикам говорить о правильности неверных правил – это отдельный разговор ...

Но тогда в целом возникают вопросы о верности логических построений.
    Более того, получается, что вывод, сделанный с помощью логических правил,
– не может считаться всегда истинным,
– подразумевает содержательные аспекты или даже внешние условия,
– должен … проверяться.
    В частности, поэтому нами уже было отмечено в предыдущей статье, что в одних случаях, когда ведутся учебные разговоры, логика предстает как четко определяемая формальная логика, а как дело выходит за рамки учебника, то начинаются оговорки и непонятки.

 Б. Понимание второй и третьей проблем неопределенности логики затруднено вне системы диалектических знаний, и так как она пока еще недостаточно распространена, то их рассмотрение лучше в целом провести на базе конкретных представлений, тем более, что они в изобилии имеются в современной литературе.

Первая позиция.
    Пишут: «Согласно основному принципу Л., пра­вильность рассуждения (вывода) определяется только его логиче­ской формой, или структурой, и не зависит от конкретного содержания входящих в него утверждений… 
    Отличительная особенность правильного вывода в том, что от истинных посылок он всегда ведет к истинному заключению. Та­кой вывод позволяет из имеющихся истин получать новые исти­ны с помощью чистого рассуждения…» [см. http://yanko.lib.ru/books/dictionary/slovar-po-logike.htm#_Toc513624617 , п. «Логика»].
    Однако, во-первых, (тут же!!!)  «Л. занимается не только связями высказываний в правильных выводах, но и многими иными проблемами: смыслом и значением выражений языка», а потом вообще указывается, что достоверного вывода получить нельзя, и, во-вторых,  пример с Модус поненс  уже был рассмотрен….
    При этом указывается, что «сама логическая форма сделалась относительной: она зависит не только от исследуемого языкового выражения, но и от принятой системы анализа, от того формализованного языка, на который оно "переводится"» [ http://yanko.lib.ru/books/dictionary/slovar-po-logike.htm#_Toc513624627 п. «ЛОГИКА НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ, или: Логика науки», 168] .
    Итак, сначала утверждается, что логическая форма всегда обеспечивает пра­вильность рассуждения (вывода), а потом то, что она
– должна учитывать смыслы и значения выражений языка.
– относительна,
– зависит от содержания,
– зависит от принятой системы анализа,
– зависит от используемого языка, т.е. от способа формализации и записи.
    И вообще, как оказывается, пра­вильность рассуждения не определяется только его логиче­ской формой.
    Но главное – в другом: даже у самих логиков существует уверенность о том, что логика, ее законы и формы относительны. Правда, науки дальше внешних определений, как всегда, продвинуться не смогли – не смогли установить причину относительности логики, логических форм и др. ...

Вторая позиция.
    «Законы Л. долгое время представлялись абсолютными истина­ми, никак не связанными с опытом. Однако возникновение кон­курирующих логических теорий, отстаивающих разные множества законов, показало, что Л. складывается в практике мышления, и что она меняется с изменением этой практики...
    Развитие Л. показало, однако, что доказательства вовсе не обладают абсолютной, вне­временной строгостью и являются только опосредствованными средствами убеждения. Даже способы математической аргумента­ции на деле историчны и социально обусловлены. В разных логи­ческих системах доказательствами считаются разные последова­тельности утверждений, и ни одно доказательство не является окончательным» [см. http://yanko.lib.ru/books/dictionary/slovar-po-logike.htm#_Toc513624617 , п. «Логика», 157].
    Итак, во-первых, как оказывается, логика меняется с изменением практики людей – зависит от деятельности людей.
    Во-вторых, логика, получается, может зависеть и просто от слов логиков, которые описывают эту деятельность, причем доказательно, или нет, верно, или нет узнать нельзя, ибо даже доказательства не обладают строгостью.
    Тогда логика может зависеть даже от пустых разговоров (многие факты этого на примере Интернет-болтовни были выявлены и исследованы в феноменальной теория противоречия и противоположности, и это дало интересные для теории и практически важные выводы, но об этом позже)
    В-третьих, если  «даже способы математической аргумента­ции на деле историчны и социально обусловлены», то утверждение логиков о правильности всегда логических законов, именно следование которым обеспечивает истинность вывода, становится  неверным: получается, что логические законы и правила не могут обеспечить абсолютно верный результат.
     Более того, как оказывается, доказательствами могут считаться разные умозаключения, с разными выводами, все зависит от выбора логики (логической системы), системы доказательств, проведения рассуждений и т.п., и никакое доказательство не может быть окончательным.
    Дальше, «Возникновение конкурирующих систем логики показало, что законы логики не являются истинами, никак не связанными с практикой мышления, и зависят от области, к которой они прила­гаются. Так, при рассуждении о бесконечных совокупностях объек­тов не всегда применим закон исключенного третьего, принципы косвенного доказательства и др.» [  http://yanko.lib.ru/books/dictionary/slovar-po-logike.htm#_Toc513624627 п. «ЛОГИКА НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ, или: Логика науки», 168].
    Итак, обсужденные аспекты логики:
– логика не определяется только формальными аспектами,
– доказательство в логике не обладает абсолютной, вневременной строгостью и является только культурно опосредствованным средством убеждения,
– логика зависит от человеческой деятельности,
– логика зависит от области исследований,
– логика изменяется,
– причина правильности рассуждений не форма, а особого рода деятельность.

То, что не все законы логики являются истинными, что многие из них относительны, и что доказательства логики являются средствами убеждения, т.е. могут убедить, а могут и не убедить –  это серьезный удар по логике. Дело даже не столько в недоказательности логики, сколько в ее несостоятельности, в отсутствии ее как науки ….
    В общем, существует какая-то логика – не логика.
    Но если логика практически недееспособна, то и научное познание вряд ли может быть конкурентно способным.
    Так что вопросы возникают не только в отношении логики, но и наук в целом.

Интересно еще вот что.
     Все указанные аспекты несостоятельности обыкновенной логики и многие другие существенные положения, касающиеся ее, известны давным-давно.
     Гегель в своем грандиозном труде «Наука логики» показал, что определения форм мыслей также надо будет учитывать, что еще до применения законов логики их необходимо … выбрать, так что необходимо знать и учитывать содержание исследований, т.е. содержание играет роль. И др.
    Ф.Энгельс так писал в своем труде «Диалектика природы»: «Теория законов мышления не есть вовсе какая-то раз навсегда установленная "вечная истина"». 
    В.И. Ленин писал в своем труде «Материализм и эмпириокритицизм», что «законы мышления имеют не только субъективное значение, т.е. законы мышления отражают формы действительного существования предметов, совершенно сходствуют, а не различествуют с этими формами», т.е. законы мышления имеют объективное значение.
    Можно еще приводить и приводить существенные для логики вопросы, обозначенные давным-давно, а также в ряде случае и их решения, только вот в современной логике на них ссылок почему-то не дается, а просто еще и еще раз обмусоливаются заезженные вопросы и разные прописные истины. 
    Почему логики повторно пишут о том, что давно известно? А вот о том, как решать проблемы, они не пишут...
    И почему вообще негативы логики не устраняются? (Речь не про отдельные малозначимые факты или исправления явных ляпов)
    Но уже можно начинать понимать, что причины упадка логики не в ней – с ней все в порядке, и она бурно развивается хотя бы в рамках современной диалектической философии – а все дело в логиках и болтунах, нагородивших свои представления о логике, законы и схемы и исказивших эту науку.

Все обозначенное выше относится к вопросу концептуального понимания логики, скажем так, ее ощущения, нащупывания в мире познания, чего просто нет в науках. А без этого – без ощущения логики – и ее определения быть не может, да и негативы в ней будут развиваться.
    Таким образом, обозначается даже не столько вопрос о реальном определении логики, которую хотелось бы понимать как дееспособную науку, сколько необходимость хотя бы концептуального понимания логики, ибо без этого дать ее определение невозможно.
    Этот вопрос ранее в науках даже не подразумевался, он был поставлен и решен только в современной диалектической философии.
    Концептуальное понимание логики важно для решения не только обозначенных вопросов, но и других, глубинных и важных вопросов логики, прежде всего, для реальной «фиксации» ее в поле зрения наук, для «предоставления» ее для них. 
    И только потом уже можно будет говорить о концептуальном и реальном ее пониманиях, о ее определении, выявлении ее существа, описании и исследовании. 
    Иными словами, реальное понимание, определение и исследование логики в науках, на самом деле, еще только впереди

 В. Получение концептуального понимания логики в самой логике или из нее невозможно, и не столько в силу ее очевидной недостаточности, сколько в силу невозможности решения ряда проблем, например, решения указанной еще Кантом задачи о бесконечности доопределения внешних условий (рассуждения о разуме для обыкновенной логики ничего не дадут).
   Следовательно, для решения проблемы логики, но исключая при этом доводы кантовской или гегелевской логик, которые чужды наукам, нужно найти еще один вариант. 
    Это основной вопрос концептуального понимания логики вне диалектической философии.
    Для его решения и для продвижения по пути концептуального понимания логики, следует сначала определить моменты, обозначающие необходимость концептуального понимания логики и приближающие к нему. Пока зафиксируем следующие из них.

Во-первых, утверждение о концептуальном понимании логики имеет для нее фундаментальное значение: речь идет о реальной «фиксации» ее в поле зрения наук, без чего определение и понимание логики невозможно. 
    Кроме того, концептуальное понимание логики имеет парадигмальное значение и методологические аспекты, которые, так или иначе, тоже будут обозначены на сайте. 
    А их содержательные положения позволяют по-новому посмотреть на логику и выделить значимые моменты, например, ее общие парадоксы и несостыковки, что, в свою очередь, позволяет обозначать и решать имеющиеся в ней проблемы, т.е. сделать то, что не было ранее сделано в науках.

Во-вторых, термин «логика», дабы избежать путаницы, в диалектической философии употребляется в так или иначе понимаемом общепринятом смысле, хотя, конечно же, сам этот термин намного богаче, отражает колоссальное многообразие, которое в логике – в обыкновенной логике – в обычном простом ее понимании как раз и потерялось. Такова историческая особенность. 
    Богатство термина «логика» также раскрывается через концептуальное понимание логики.
    При этом, понятное дело, логику не следует путать с математической логикой, которая, кстати, до сих пор строго не определена, причем обычно вводится (определяется) почему-то не по существу, а через методы, но зато дает конкретные практические результаты. А вот логика, хотя и по-своему определена в традиционном смысле, имеет противоречия и запуталась в собственных парадоксах, например, логического противоречия или импликации.
    Итак, выделяется логика, включающая формальную логику и неклассические логики, и математическая логика.
    При этом в современной диалектической философии термины «логика», «рассудочная логика», «обыкновенная логика» и «логика как наука о рассуждениях и выводах человека» обозначают фактически одно и тоже – логику в обычном смысле; они взаимозаменяемы, но все же в современной диалектической философии термины «рассудочная логика» и «обыкновенная логика» используются избирательно – тогда, когда нужно подчеркнуть соответствующие аспекты текста.

В-третьих, следует понимать, что та логическая наука, основы которой были созданы Аристотелем, весьма отлична от обыкновенной логики. А средневековые и нововремнные искажения и усечения логической науки Аристотеля привели, фактически, к созданию практически новой науки, хотя временно оставалось еще понимание некоторых общих положений и того, чему она должна служить.
    И только в философии Канта были определены положения, требующие серьезного вмешательства для исправления дел в логике, однако, как оказалось, сделать это изнутри логики, на ее основе невозможно.
    Гегелем логика была кардинально переосмыслена (см. п. «Гегелевская логика»).
    Потом логика все более формализовалась и выхолащивалась, пока не дошла до парадоксов: при развитии логики науками не была учтена ее сущая особенность
    В частности, так и не понимаемое (или по-разному понимаемое) до сих пор в науках отрицание (в формальной логике оно позиционируется искусственно) также вносит сумятицу, как в содержание, так и, главное, даже в основы логики.
    По сути, логика уже умерла, и о ней по-старому только недалекие логики и любители могут талдычить избитые истины, уже давно не несущие ничего нового. Можно, наверное, вспомнить, что еще Гегель указал на то, что она со стороны своего содержания сделалась предметом презрения. И даже материалист В.И.Ленин указал, что логика является … схоластической.
    Логика несовершенна, существо чего в ней стало особенно ярко проявляться в Новейшее время.
    Правда, на Западе проводятся весьма эффективные исследования, касающиеся логики, но все же – более вычислительного, прикладного и когнитивного порядков, которые, конечно же, значимы, однако ж, все это не логика.

В-четвертых, необходимо идентифицировать негативы и парадоксы логики, понять их причины и связанные с ними моменты, но для этого необходимо обозначить область соответствующих исследований и провести их.

В-пятых, в целом должен быть рассмотрен вопрос изменения и развития логики; имеется в виду не переливание из пустого в порожнее, не очередное освещение истории логики, не выявление несоответствий между разными логиками, не перечисление ее недостатков и т.п., как это принято у логиков, а именно понимание процесса развития логики и изучение вопроса ее расширения, обогащения и интенсификации.

В-шестых, логика, как оказалось, учитывает не все обстоятельства своего собственного создания и развития, но соответствующих дисциплин, позволивших бы выявить этот феномен, в науках попросту нет, их надо создавать (в современной диалектической философии была создана целая наука, изучающая соответствующие вопросы).

И др.

Указанные положения и ряд других обозначают необходимость концептуального понимания логики для ее определения и развития, но не только это. Они обозначают также и некоторые другие аспекты и вопросы, которые должны быть рассмотрены, например, историчность вопроса и необходимость создания принципиально нового инструмента для идентификации и решения проблем.
    В частности, для понимания сути и развития логики и фантастического казуса, который случился с ней, необходимо знать ее реальную историю, а не ту информацию, которую в качестве ее истории пишут во многих учебниках, и хотя бы простые ее проблемы и негативы. 
    Указанные и другие проблемы решены в современной диалектической философии.
    А начинать освещение предваряющих положений и аспектов решения проблем следует с понимания этапов развития логики, поэтому более серьезные вопросы – суть, диалектика развития и противоречие логики – будут рассмотрены позже.


Примечание: в современной диалектической философии логика получила концептуальное понимание.
    В целом логика теперь осмыслена и развита в мыслительной логике – науке современной диалектической философии.
    Более того, в современной диалектической философии актуализирована система логик, именно которая позволяет реализовывать указанное Гегелем движение познания (а не тыкаться вслепую в догадках и случайных экспериментах).


Продолжение: «Логики простое эволюционное деление».

[См. «Логики группы проблем и негативов».]


 

Обсуждения: http://community.livejournal.com/all_discussions/24497.html