Художественно-эстетическая гносеология. Аспекты создания
(некоторые аспекты создания художественно-эстетической гносеологии).
- 18.11.12 г. -


Для диалектической философии кроме нематериалистических понятий и категорий существенны еще и другие, порой попросту неприемлемые для наук приемы фиксации и презентации знаний и осуществления познания, которые не укладываются ни в формально-логические, ни в какие другие рационалистические рамки.
    Одной из диалектических областей познания, дающих представления об особых возможностях осуществления познания и фиксации его результатов, является художественно-эстетическая гносеология, созданная в современной диалектической философии в начале XXI в.
    Художественно-эстетическая гносеология является достоянием современной диалектической философии.
    Художественно-эстетическая гносеология - важнейший раздел всеобщей гносеологии.
    Художественно-эстетическая гносеология базируется,
 во-первых, на ряде методологических возможностей философии Платона, в которой художественные формы наравне с понятиями и категориями участвуют в процессах познания и фиксации его результатов,
 во-вторых, на гегелевской науке эстетики, но уже развитой с учетом раскрытия понятия красоты и достижений мировой социальной и художественной мысли  XX в.,
 в-третьих, на базе ряда системных положений феноменологии-духа-продолжения, осуществленного в современной диалектической философии.
    Однако перед раскрытием соответствующих положений и существа самой художественно-эстетической гносеологии, следует сделать ряд замечаний, которые, с одной стороны, относятся к методологии философии Платона, а, с другой стороны, в начале неизбежны сами по себе, но, главное, важны для текущего изложения проекта ДИАЛЕКТИКА; - это некоторые аспекты создания художественно-эстетической гносеологии, в т.ч. понятие красоты.

 А. Создание в современной диалектической философии принципиально новой области познания - художественно-эстетической гносеологии - началось с изучения художественных возможностей осуществления познания и изложения знаний в философии Платона.

При исследовании методологических возможностей познания философии Платона и ряда онтологических вопросов, например бытия по Платону, остро встали вопросы об осуществлении познания и изучении знаний на основе как используемых Платоном методов, в т.ч. так или иначе понимаемых его художественных приемов и символизма философии Платона, так и современных диалектических возможностей познания, которые были призваны решить не только стоявшие вопросы познания, но и методологические проблемы, в т.ч. расширить методологические возможности диалектической философии.
    При этом оказалось, что те высоты познания, которые могут быть достигнуты методами диалектической философии, в т.ч. диалектическим методом Платона, не только выявляют пределы рациональных мыслительных возможностей человека, о которых говорил, например, И.Кант, но и требуют специфического обращения со знаниями, с формами их презентации и с процедурами познания. В целом эта тема огромна, поскольку она включает диалектические и эзотерические возможности познания и фиксации знаний. Но важным моментом тут, существенным для излагаемой темы, стало то, что для познания философии Платона и используемых им средств требуется знание ряда положений, связанных с искусством, в т.ч. с мифологией, и с возможностями художественного выражения идей.
    Также возникли вопросы по поводу не только используемых Платоном методов познания, понимаемых в обычных смыслах, но и художественных возможностей его философии.
    Кроме того, было понятно, что в философии Платона кроме нематериалистических понятий и категорий существенны еще и другие, порой неприемлемые для наук приемы фиксации и презентации знаний и осуществления познания, которые не укладываются ни в формально-логические, ни в какие другие рационалистические рамки. При более тщательном исследовании оказалось, что такого рода инструменты не использовались даже в философии Гегеля.

Далее возникли уже конкретные вопросы по поводу того, что и как было изложено Платоном, в т.ч. его художественными методами.
    Это привело, с одной стороны, к изучению соответствующих предметных вопросов, т.е. к эстетике как к науке, изучающей красоту, с другой стороны, к пониманию необходимости исследования форм художественного осмысления мира, а в целом - к необходимости формирования соответствующей области познания.
    С первым положением все оказалось достаточно благополучно, ибо Гегель создал науку эстетики, так что современной диалектике оставалось лишь воспользоваться ее знаниями, прежде всего, о красоте и искусстве. Но при этом и развитие самой науки эстетики требовалось само по себе. Так что художественно-эстетическая гносеология имеет в качестве одной из своих основ науку эстетики Гегеля.
    Второе положение начинало развиваться с исследования и отрицания научных пониманий общеизвестных возможностей, связанных с художественными приемами, о чем уже говорилось на сайте.
    Однако развитием эстетики и решением методологических вопросов подходы к решению обозначенных проблем или, что то же самое, к созданию художественно-эстетической гносеологии не ограничились.

Тема создания художественно-эстетической гносеологии в современной диалектике весьма объемна, и её раскрытие не входит в предмет настоящей статьи. Однако все же следует указать её три существенных момента, основывающихся на изучении методологических возможностей познания философии Платона.
    Во-первых, в своих диалогах, в первую очередь, в мифологических изложениях Платон скрыл весьма солидный пласт знаний, в т.ч. эзотерических, который не доступен вообще рационалистическим методам познания, и который следует актуализировать за счет наднаучных способов познания, одними из которых как раз и являются возможности, базирующиеся на использовании эстетических приемов.
    Во-вторых, и вне философии Платона (например, при изучении различных древних знаний, а также сверхчувственных возможностей постижения) существенными стали темы именно образных возможностей изложения знаний (точнее - их познания), которые, тем самым, сами по себе образовали отдельное направление исследований, которое, далее, в современной диалектической философии и переросло в изучение форм художественного познания.
    В-третьих, в единстве первых двух обрисовалось и еще одно положение, связанное с необходимостью формирования соответствующей области познания, в которой обнаруживались совершенно новые не только для наук, но и для диалектики положения. Например, приходилось различать осмысление художественных приемов и эстетическое познание, причем это стало одним из краеугольных положений новой области познания современной диалектической философии, которое во многом обеспечило достижения в таких, на первый взгляд, нелогичных и неформализуемых  сферах, как искусство и мода.

Все эти и другие вопросы, оказавшиеся различенными благодаря возможностям познания философии Платона и науке эстетики Гегеля, обусловили разграничение аспектов обозначенных проблем и соответствующих проводимых исследований.
    Это, в свою очередь, привело, во-первых, к созданию профильной гносеологии - художественно-эстетической гносеологии, - аналогов которой нет и не может быть в науках, и, во-вторых, к различению гносеологии в современной диалектической философии, что само по себе очень важно и составило отдельный предмет исследований.

Приведенные выше рассуждения приводят к выводу о том, что философия Платона предоставляет важные положения для осуществления познания на основе теперь уже различаемых эстетических и художественных возможностей, детали которых в достаточной мере проработаны в философии Гегеля.
    Отдельно отметим, что даже великая философия Гегеля не имеет соответствующих возможностей познания, однако, с другой стороны, дает им основание, причем не только в части гегелевской науки эстетики.

 Б. Создававшаяся на базе великих философий Платона и Гегеля художественно-эстетическая гносеология учитывала
- платоновские образные возможности изложения знаний,
- гегелевские фундаментальные теоретические положения,
- историческую ретроспективу развития искусства
и др. моменты, рассмотрение которых не входит в предмет настоящей статьи. Но без обсуждения одной из важнейших категории обойтись невозможно.

Одним из центральных понятий художественно-эстетической гносеологии, да и всей диалектической гносеологии, является красота. Причем важными оказываются не только общеизвестные её характеристики, которые однако поверхностно идентифицируются в науках и в искусстве, но и то, что особенно важно для художественно-эстетической гносеологии: понятие красоты является одной из центральных категорий как философии Платона, так и философии Гегеля. При этом эта важнейшая категория не только с разных сторон раскрывается в них, но и определенным образом связывает их, более того, идентифицирует переходы и развитие диалектического познания. Это положение в науках даже и не рассматривается, хотя именно на его основе в современной диалектической философии не только реконструируются некоторые понятия обеих указанных философий, но и выстраиваются пролонгирующие исследования, которые важны при формировании всеобщей гносеологии и осуществлении современного диалектического познания.
    Поэтому понятие красоты оказывается важным не только для ряда диалектических исследований (которые в науках даже не подразумевались) и некоторых практических вопросов, но и для развития самой диалектической философии.

В своем диалоге «Пир» Платон определил иерархию красоты, вершина которой (красота) оказалась пределом наук, пределом их познания. Однако, как известно из определений диалектического метода Платона, все идеи познаются в разуме, поэтому красота (идея красоты) познается в диалектике (см. «Красота по Платону»), а не в науках (кстати, об этом писал еще Платон, например, о том, что «общепринятые суждения большинства относительно прекрасного и ему подобного большей частью колеблются где-то между небытием и чистым бытием», т.е. между незнанием и знанием, и их «надлежит считать тем, что мы мним»*, т.е. мнением, но не более того, т.е. никак не знаниями).
    Пока отметим лишь два принципиально важных утверждения Платона, развитые затем философии Гегеля и в современной диалектической философии:
- «прекрасное само по себе», т.е. оно непосредственно и возвышено,
- ничего само по себе не бывает ни прекрасным, ни безобразным.
     Эти положения уже тогда, во времена до н.э. поставили крест на рационалистических (и современных научных) практически сугубо субъективных пониманиях красоты (хотя обычно говорится о том, что красота имеет объективную основу, но при этом указываются лишь свойства или моменты явления). Эти понимания красоты не привели ни к каким значимым результатам, кроме, по сути, указания её разрозненных моментов и восхваления её значимости (еще раз: красота познается только в диалектике, а не на основе материалистических и научных методов и представлений).
    Но если у Платона красота не была раскрыта, то это было сделано в философии Гегеля (см. «Красота по Гегелю»). Причем в ней, что не менее важно, было дано понятие искусства (см. «Искусство по Гегелю»).
    А в современной диалектической философии было осуществлено возможное только в ней ставшее принципиально важным современное различение в себе красоты, которого в науках и в искусстве нет и быть не может.
    И, фактически, было завершено определение красоты после создания предпосылок этому в философиях Платона и Гегеля.
    Всё это определило, в частности, то, что прекрасное не только предназначено, по Платону, для взоров богов, но и используется теперь в диалектике для нужд познания. В этом смысле прекрасное оказывается не нечто недостижимым, целью, наслаждением и т.п., но и одним из философских начал (принципов), на основе которого развивается современная диалектика.

Кстати, процесс раскрытия в диалектической философии такой важной категории, как красота (и, конечно же, не только её), также означает единство философии Платона, философии Гегеля и современной диалектической философии, т.е. развитие диалектической философии на протяжении последних трех тысячелетий.

Современное различение в себе красоты и завершение её определения имеет важные онтологические, гносеологические и практические следствия. Укажем некоторые из них, нужные для последующего изложениям материалов проекта ДИАЛЕКТИКА.
    Во-первых, была осмыслена та сущность, которая является смыслом или даже истиной прекрасного.
    Это, во-вторых, обусловило современное переосмысление искусства.
    В-третьих, была реконструирована наука эстетики Гегеля: она была пролонгирована, причем не только в смысле развития ее существующих разделов с учетом реалий новейшего времени, но и за счет создания в ней нового раздела. Но это - отдельные темы, которые можно будет обсудить в рамках работы Академии диалектики и диалектической философии.
    При этом, в-четвертых, были выяснены причины сугубо субъективного одностороннего восприятия прекрасного в науках и искусстве, а также установлены формы восприятия прекрасного (см. «Прекрасного восприятия формы»), которые оказались важными не только для исследований в сфере эстетики, но и вообще для социальных исследований.
    В-пятых, указанные выше положения создали основы весьма актуального и практически важного диалектического осмысления моды, в т.ч. выяснения её трансцендентного особенного, позволившего представить её развитие и метаморфозы.
    Все эти положения, в-шестых, кроме большой теоретической ценности, имеют практические и даже утилитарные значения, например, их следует учитывать при формировании аспектов имиджа и даже отдельных черт внешнего вида (с учетом знаний диалектической психологии).

Но самыми важными значениями раскрытия понятия красоты стали возможности развития науки эстетики и создания художественно-эстетической гносеологии.

 В. Первым из разделов художественно-эстетической гносеологии была эстетическая гносеология, созданная непосредственно на основе исследования методологических возможностей философии Платона.
    Важнейшим положением эстетической гносеологии, коренным образом отличающим ее от научных и художественных осмыслений искусства и прекрасного, является то, что в ней за основу берется не факт созданных художниками творений и не способы их творения, после чего обычно ведутся разговоры на темы, как они это делали. В эстетической гносеологии в качестве основы исследуется другое, и в определенном смысле изучается неизбежность проявления форм искусства.
    Однако при этом выясняются различные обстоятельства.
    С одной стороны, приходится обращаться к теме прекрасного. Всё было бы ничего, но, во-первых, известные научные представления оказались не только недостаточными, но и зачастую ошибочными, так что сначала пришлось воссоздавать платоновские приемы исследований. Во-вторых, как уже указывалось, в своих диалогах Платон использовал солидный пласт эзотерических знаний,  который не только не доступен наукам и вообще рационалистичному познанию, но и требовал отдельного изучения, что, в свою очередь, в-третьих, обозначило вопрос о формировании особой сферы познания.
    Таким образом, пришлось решать указанные и другие вопросы, связанные с вопросами эстетики и соответствующих наднаучных способов познания (причем одними из которых оказались возможности, базирующиеся на использовании художественных приемов).
    С другой стороны, пришлось исследовать методы, соответствующие формам и видам искусства.
    В этом смысле как раз и определяются эстетические методы, но которые берутся не из увиденных творений художников, т.е. не по схеме «вижу и пою», как это делается обычно, а выводятся из понятия искусства и прекрасного. Иными словами, эстетические методы  в современной диалектической философии были осмыслены в объективности и получили свое определение, отличающееся в своей сути и от научных представлений и от представлений в искусстве. Кончено же, тут требовалось понимание прекрасного и его понятия, но… это уже было сделано Гегелем, так что соответствующие знания его философии просто берутся и используются в диалектической эстетической гносеологии.
    При этом следует еще раз подчеркнуть, что при решении указанных и ряда других вопросов существенно то, что удалось различить познание и творчество в искусстве, аналогов чему не было и нет ни в науках, ни в искусстве.
    В различии красоты, далее, определяется не только осмысление (или чувствование) прекрасного, но и потенция и возможности выразить соответствующие переживания. И вот тогда появляется необходимость изучения способов осознания и выражения художественного замысла.
    При этом, очевидно, должны быть созданы и соответствующие инструменты, в т.ч. позволяющие органично и однозначно сочетать различные понятия, образуемые не только в суждениях, но и в виде образов, и выстраивать строгие теоретические рассуждения.
    Таким образом, обрисовываются контуры второй, смежной области познания - художественной гносеологии.
    Далее, с учетом гегелевского понятия красоты и его развития были осмыслены понятие искусства и его осуществление в реальности. А на основе этого с учетом знаний философии Платона и Гегеля, а также современных диалектических знаний были исследованы формы искусства и возможности их познания, в т.ч. художественные методы (отметим, ни в науках, ни в искусстве нет их понятия).
    При этом отдельно надо отметить то, что аспекты эстетической гносеологии и художественной гносеологии удалось раскрыть с учетом открытого их соотношения, что позволило провести параллели с гегелевской наукой логики, т.е. использовать колоссальный методологический аппарат гегелевской философии при решении отдельных задач.
    Все это обусловило формирование соответствующей сферы познания.
    Таким образом, в современной диалектической философии на базе мифологии Платона и гегелевской науки эстетики бала создана принципиально новая область познания - художественно-эстетическая гносеология.

Отдельно отметим, что в процессе создания художественно-эстетической гносеологии было необходимо
- заново открыть те инструменты, которые использовал Платон, и, естественно, их развить,
- вскрыть заложенные в великой философии Платона особые знания,
- различить понятие красоты и, соответственно этому, актуально определить понятия эстетики и искусства,
- определить основы (создать теорию) соответствующих современных инструментов познания.


*  Так как имеются различные переводы трудов Платона, то указываем, что цитирование производится по следующему изданию: Платон. Собр. соч. в 4 т. - М. (Филос. наследие).
    Конкретные ссылки приводятся в текстах научных статей и докладов и в ходе работы Академии диалектики и диалектической философии.

См. «Методологические возможности познания философии Платона - 1»,
«Методологические возможности познания философии Платона - 2»,
«Диалектический метод Платона»,
«Методологические возможности познания философии Платона - 4.1»,
«Методологические возможности познания философии Платона - 4.2»
и ВСЕОБЩАЯ ГНОСЕОЛОГИЯ

[«Искусство» и «Мода»].


Обсуждения: http://all-discussions.livejournal.com/38905.html