Проблемы искусственного интеллекта - 2
(Категориальная сторона вопроса).
[Первая часть статьи: "Проблемы искусственного интеллекта".]
- 09.03.20 г.
- 9772225665000    20011


Что касается искусственного интеллекта, то проанализировав диссертационные работы, научную литературу, различные справочники и пособия, труды членов Российской ассоциации искусственного интеллекта, материалы Интернета и т. д., можно установить, что искусственный интеллект понимается в основном как
– научное направление, предназначенное для исследования а) определенных видов человеческой деятельности и/или б) воссоздания на основе вычислительных систем разумных рассуждений и действий, присущих человеку,
– способность компьютерной системы а) выполнять функции, присущие человеку, в том числе творческие, и/или б) усваивать внешние данные и применять результаты их обработки для решения конкретных задач аналогично человеческой деятельности,
– функционал, определяемый термином «artificial intelligence» (но не «artificial intellect» и не «искусственный интеллект»!) и понимаемый как реализуемые на компьютерах возможности достигать запрограммированные цели.

Самым незамысловатым является западное представление «artificial intelligence», но не об искусственном интеллекте, а всего лишь о вычислительной составляющей способности логичного рассуждения и/или достижения цели. При этом отметим, что перевод этого термина на русский язык как «искусственный интеллект» не верен, так как в английском языке есть слово «intellect», поэтому переводить термин «artificial intelligence» следовало в соответствии с разъяснениями его автора (вычислительная часть способности достигать целей) и с учетом практики его применения. Наверное, следует также отметить, что согласно Оксфордскому словарю (Oxford English Dictionary) и Кембриджскому словарю (Cambridge Advanced Learner’s Dictionary) слово «intelligence» подразумевает логические способности человека: способность учиться, делать суждения (это особенно важно для любого из пониманий интеллекта), иметь рассудочные мнения и т. п., – а не (психологические) интеллектуальные (характеризующиеся более творчеством, т. е. своего рода нелогичной деятельностью). Иными словами, термин «artificial intelligence» подразумевает фактически исполнение запрограммированных вычислений (действий) на компьютере с учетом получаемых из внешней среды сигналов.
    Однако очевиден весьма интересный момент: уточнение (ограничение: алгоритмизация, формализация) термина «intelligence» определением «artificial»… добавило к нему ни много ни мало целевые установки по отношению к внешним объектам!!! – и этого никто из идеологов и разработчиков artificial intelligence никогда почему-то не обсуждал и не разъяснял...

Что касается определений искусственного интеллекта, базирующихся на тех или иных способностях или возможностях людей, то к ним имеется слишком много вопросов и претензий.
    Во-первых, очевидна та же парадоксальная особенность общепринятого, в основном в России, определения искусственного интеллекта, как и интеллекта (см. «Проблемы определения интеллекта в науках»), – использование не определенных однозначно или даже просто не неопределенных в науках понятий (например, мышление) или использование понятий, которые могут быть определены только в конкретных условиях, но соответствующей методологии их безотносительного применения никогда не приводится, а ситуации не описываются (так как тогда может быть получено определение только некоторой функции, причем характерной только для конкретной ситуации, но не самого интеллекта).
    Во-вторых, создателям искусственного интеллекта нужно было бы понять, что его определение нельзя брать из ниоткуда, спонтанно и необоснованно, сотворять его из ничего согласно разным мнениям, – его необходимо вывести, причем имея соответствующую предметную основу. Однако в этом случае необходимо осуществлять обоснованные рассуждения, логично, на основе суждений (но которые в науках корректно не определены), а не хвататься за соломинки или вообще просто бравурно использовать не определенные в науках понятия.
    В-третьих, все чаще и чаще уже признается, что интеллектуальные способности человека и его творческие возможности не реализуемы компьютером; например, можно акцентировать следующие положения, известные из работ западных специалистов:
– имеется принципиальное различие между человеческим мышлением и системами искусственного интеллекта,
– машинный эквивалент человеческого интеллекта не может обладать такими психическими функциями, как понимание, чувственное восприятие, мышление,
– такие характеристики человеческого интеллекта, как творчество и способность ставить задачи, в науках не поддаются алгоритмической имитации,
– все больше сомнений возникает по поводу возможности создать «разумную машину», способную обучаться, подобно человеку, и самостоятельно совершенствовать свое поведение, осваивая виды интеллектуальной деятельности.
    В-четвертых, почему-то упорно игнорируется противоречие жесткой регламентации алгоритма (программы) и необходимости при создании искусственного интеллекта реализации функций, связанных с созданием новых определений, операций и логики, в общем случае – творчества, т. е. фактически программных типов данных и операций, не следующих из алгоритма и поэтому вообще невозможных в смысле традиционного компьютинга (по всей видимости, лучше сказать – невозможных в рамках материалистичной парадигмы наук).
    При этом, в-пятых, необходимо понимать, что говоря о возможностях в ходе исполнения программы создания новых положений (определений: типов данных, операций и т. д.) и даже изменения ее алгоритма (вплоть до изменения программного кода), речь следует вести о по-новому понимаемой программе, которая по сути тогда уже не-программа. А это ведет к кардинальному переосмыслению не только понятия программы, но и операционной системы и т. д., – и вообще к пониманию некого «нового программирования»...
   Таким образом, при определении и реализации искусственного интеллекта речь должна идти либо о частных процедурных задачах, которые нельзя именовать таким термином, как «интеллект», либо об аспектах, противоречащих однозначности алгоритма, т. е. не следующих непосредственно из алгоритма работы программы, что не разрешимо на основе основополагающей для наук обыкновенной логики, на основе материалистичной парадигмы наук.

В целом же можно утверждать, что искусственный интеллект в программировании не достижим ни в одном из разнообразных определений, подразумевающих творчество или хотя бы просто варианты исполнения программы, не следующих из ее алгоритма, т. е. в тех случаях, когда определения искусственного интеллекта не сводятся к западному узкому пониманию неких запрограммированных действий – к термину «artificial intelligence», к выполнению запрограммированных откликов на входной сигнал, по сути к обычному (а не «мыслящему» или «интеллектуальному») программированию.
    При этом в случаях, когда имеются в виду конкретные процедуры, о них и следует говорить. Например, если имеются в виду процедуры самообучения, то так и следует говорить: «программное обеспечение, имеющее возможности, аналогичные самообучению человека», причем процесс самообучения следовало бы раскрыть в точном определении, а не просто полагаться на интуитивно всеми по-разному понимаемую соответствующую способность человека, – но этого до сих пор не сделано (как, впрочем, в науках нет корректных определений и остальных ментальных феноменов человека). Если же имеются в виду процедуры обработки больших данных, то так и следует говорить: «программное обеспечение для обработки больших данных». И т. д.

Впрочем, по поводу сказанного достаточно привести вывод исследования, признанного российским научным сообществом: «Современные «интеллектуальные машины» способны чисто внешним образом имитировать отдельные интеллектуальные функции человека, отдельные психические процессы (распознавание образов, решение логических задач, игра в шахматы и т. п.), но они не обладают интеллектуальностью в подлинном смысле этого слова… не способны творчески подходить к решению проблем, не обладают той гибкостью поведения, которая характерна для человека. Собственно задача создания «машинного эквивалента» человеческого интеллекта современными разработчиками систем искусственного интеллекта фактически даже и не ставится, поскольку реальных путей решения этой задачи они не видят» [Быковский И.А. Философские аспекты проблем создания искусственного интеллекта. // Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского. 2003. С. 3–4].

Однако на основе диалектического подхода удалось отыскать рациональное зерно в проблеме искусственного интеллекта.


(Продолжение: «Переход к понятию кибер интеллекта».)

См. «Искусственный интеллект: состояния предмета».