Невозможность «законов диалектики».
- 26.05.13 г. -


«Законов диалектики» нет.
    Кроме предметного обсуждения каждого из них в отдельности, что производится в соответствующих статьях сайта, можно указать ряд общих для них всех положений.


А. Обсуждая энгельсовы «законы диалектики», следует зафиксировать, в первую очередь, их предметный объем и содержательные формулировки, а не поясняющие их примеры.
    Но кроме названия и примеров «законов диалектики», к которым можно отнести и иные определения и контрпримеры, так как нет никаких ограничений, у Энгельса ничего нет. Нет даже завершенных формулировок, которые обозначали бы сферу и объекты закона.
    Например, как уже указывалось на сайте, очевидна вся абсурдность первого же, единственно обсужденного хоть как-то Энгельсом «закона» и соответствующих его объяснений. Дело в том, что Энгельс взял за основу не умозаключения Гегеля, а отдельный пример, который характерен при изменении количества теплоты конкретного вещества, но не является законом, по меньшей мере, в части качества и самого понятия «закон», тем более, в смысле закона по Гегелю. Но пример – это не закон. А Энгельс не имел возможности и знаний, чтобы обобщить пример, вывести закономерности в сочетании с необходимыми для закона условиями. Поэтому другие свои «законы» он даже не обсуждал …

«Законы» Энгельса – это не законы в смысле существенности содержания.


Б. Если уж и говорить о «законах диалектики», то Энгельсу и диаматовцам следовало бы их изыскать, в первую очередь, в диалектике Платона.
    Памятуя о недавнем разговоре о философии Платона (см. ДИАЛЕКТИКА ПЛАТОНА), отметим, что в ней, диалектической по своей сути, нет ничего такого, что даже отдаленно напоминало бы «законы диалектики».
    В философии Платона
– противоположности вовсе не борются, например, бытие и небытие сосуществуют вместе, что, кстати, в современной диалектике определило основание для осмысления конструкции A & не-A = 1, создавшей основы для нового подхода к логике и к программированию,
– ничего нет про хоть какую-нибудь устойчивость отрицания отрицания, а именно она должна была бы определять соответствующий «закон» Энгельса: её нет, и нет основания для соответствующего «закона»,
– развитие определяется не набуханием «количества», про что, кстати, писал и Гегель.
    Даже диалектический метод Платона не использует требуемые для энгельсовых «законов» количество, отрицание и т.д.
    И неувязочка получается: у Платона «законов диалектики» нет, а у Гегеля, по словам Энгельса, есть!
    Но таково в диалектике быть не может! Это в науках может быть много мнений по одному и тому же вопросу. Это у какого-то одного ученого, в одной какой-то науке может быть то, что будет отрицаться другим ученым, другой наукой. В науках такое – это, пожалуйста: плюрализм мнений, разные мнения по одному и тому же вопросу и т.п.; неразбериху можно как угодно называть. А в диалектике всё строго: «законов диалектики» нет ни у Платона, ни в философии Гегеля, ни в современной диалектической философии.


Примечание.
    Тут надо сказать еще и о принципе единства диалектической философии: за тысячи лет её существования не было и нет рассогласований в её взглядах, что, конечно же, удивительно на фоне плюрализма и разнобоя мнений наук. Но диалектическая философия обладает системой, что показал Гегель, поэтому болтовня в её рамках не возможна.


«Законы» Энгельса – это не законы в смысле Платона, или в смысле диалектики Платона таких «законов» вообще нет и быть не может.


В. У Гегеля «законов диалектики» нет и быть не может.
    Как уже много раз говорилось, Гегель никогда не писал об обсуждаемых трех «законах», ему это необоснованно приписывают!
    Ни Энгельс, ни диаматовцы так и не смогли за многие-многие годы привести цитаты из трудов Гегеля, где бы великий философ определял бы эти «законы», тем более, как законы.
    Их придумал Энгельс.

«Законы»  Энгельса – это не законы в смысле Гегеля, или в смысле диалектики Гегеля таких «законов» вообще нет и быть не может.

Кстати, надо отметить и то, что на умозаключениях Гегеля базируется опровержение «законов диалектики».


Г. Обсуждая «законы диалектики», следует понять, что же является предметом соответствующей им темы.
    Если обсуждаются законы именно диалектики, то тогда следует говорить о ней. А для этого надо ответить на вопрос: что такое диалектика?
    Если диалектика – это учение, то «законы такой диалектики» – это не законы природы и общества.
    Кроме того, надо ответить на вопрос: какое это учение? Если это диалектический материализм, то речь максимум может идти о законах диамата, но не природы и не диалектики. Если это диалектическая философия, то в ней нет законов диалектики.
    Если диалектика это не учение, то опять же следует ответить на вопрос: что она такое? И вот тут возникают большие проблемы, о чем уже был разговор на сайте. Особенно остро встает вопрос в связи с известным высказыванием В.И. Ленина: «диалектика не в рассудке человека, а в «идее», т.е. в объективной действительности». То есть если «законы диалектики» относятся к объективной по своей природе диалектике, то она ни учением, ни наукой, ни методом быть не может, и тогда надо понять её саму, чего в науках в объективном смысле так и не было сделано, поэтому в них о её законах говорить нельзя.

«Законы» Энгельса – это не законы в смысле диалектики.


Д. Для разговора о законах и, в частности, о «законах диалектики» в целом следует иметь представление еще и о самом законе.
    Тут вопрос, в первую очередь, в том, что надо знать, что Гегель называет законом.
    Гегель определил закон, так что уж кто-кто, а Гегель (если «законы диалектики» были бы законами и вообще хоть как-то были бы) так бы и написал о них – как о законах. Но нет ссылок на труды Гегеля, где он называет законом то, про что писал Энгельс.
    При этом если бы диаматовцы, проповедовавшие коммунизм, удосужились бы изучить труды Гегеля, а не верить на слово Энгельсу, то ужаснулись бы тому, что у них – защитников пролетариата – получается, когда они говорят, что энгельсовы законы – это законы, да еще по Гегелю, и про то, что из них реально получается в итоге (также см. п. «З»)!
    Кроме того, понятие закона – это сугубо трансцендентная тема, она для наук мистична. В частности, в науках имеется полное непонимание того, а где же законы существуют? Не как они проявляются, а где они сами «существуют». Например, то, что два тела притягиваются – это проявление закона тяготения, который действует, который есть. Но вот где и как он есть сам? Ответа в науках нет. Ответ на этот вопрос есть только в диалектической философии. Но науки вряд ли признают соответствующее диалектическое положение, ибо тогда им придется отказаться от материализма, а тогда, как им кажется, они перестанут быть объективными, доказательными и т.д., хотя и сейчас они не могут считаться таковыми, например, потому, что образующая науки и используемая в них обыкновенная логика порочна.
    В силу специфики понятия закона разговор о нем может, конечно же, состояться, если будет соответствующая заинтересованность у читателей. А пока следует сказать, что де-факто суть лишь три реальных закона: один открыт Гегелем, другой известен из эзотерики, третий открыт в современной диалектической философии.
    Закономерности развития и существования физического мира следуют из них.
    Иных законов нет, в частности, нет никаких законов диалектики.
    Кстати, следует отметить и то, что один из трех реальных законов разъясняет абсурдность «закона взаимного проникновения противоположностей» и, тем более, «закона единства и борьбы противоположностей». (Об этом можно будет поговорить отдельно, если у читателей будет заинтересованность. И о закономерностях развития и существования физического мира, включая законы развития общества, можно будет поговорить отдельно, если будет интерес к этой теме.)

«Законы» Энгельса – это не законы в смысле понятия закона.

Кстати, ни у Маркса, ни у Ленина нет идентификации «законов диалектики», когда они в теоретически значимых смыслах говорили о познании, обществе и т.д.


Е. Интересно то, что даже с позиций марксизма энгельсовы «законы» не могут быть «законами диалектики», которые, как утверждал Энгельс, «были развиты Гегелем».
    Многие даже и не знают о том, что К.Маркс сам признался в том, что перевернул диалектику Гегеля; – тогда «законы диалектики» просто ложные «перевертыши», но никак не гегелевские законы.
    Так что ни гегелевскими, ни диалектическими энгельсовы «законы» быть не могут.
    Другое дело, что, как получается, диаматовцы и иные проповедники этих диаматовских (энгельсовых) «законов» не знают положения трудов К.Маркса.
    Более того, надо сказать и про то, что даже эрудированные марксисты, такие как Плеханов (что уж тут говорить о подхалимах-диаматовцах, восславлявших коммунизм, не имея на то оснований!), по словам В.И.Ленина, не поняли Маркса; – В.И. Ленин так и написал: «никто из марксистов не понял Маркса».

«Законы» Энгельса – это не законы диалектики в смысле марксизма, ибо Маркс перевернул, по его собственным словам, диалектику Гегеля.


Ж. Интересно и то, что энгельсовы «законы» сейчас не могут быть законами, так как диалектического материализма уже давно нет.
     Уже не существует диалектического материализма и исторического материализма как научных или учебных дисциплин, на основе которых еще можно было бы декларировать эти «законы». Эти идеологизированные советские учения прекратились, развалились, с момента запрета КПСС Б.Ельциным. Они развалились, прекратили свое существование, тем самым, поставив жирный крест на своих придумках, в т.ч. «законах диалектики».
    А науки капиталистических обществ энгельсовы «законы» никогда не признавали

«Законы» Энгельса – это не законы в смысле диамата, которого уж нет.
     И напрашивается сам по себе даже такой вывод: «законов диалектики» нет и быть не может хотя бы потому, что их не к чему отнести...


З. Отдельно скажем и о том, что существенны многие критические для марксизма и диамата парадоксы, следующие из принятия «законов диалектики». О них уже немного говорилось на сайте, например, о феномене восстановления капиталистической частной собственности на территории бывшего СССР, рассматриваемого через призму отрицания отрицания, указанного К.Марксом в «Капитале». И этот разговор еще будет продолжен на сайте.
    Иными словами, отстаивание «законов диалектики» часто приводит не только к абсурду, но и к тому, что материалисты опровергают не только выводы своих классиков, но и даже основы собственного мировоззрения. Но этого материалистами не замечается, что на руку современной диалектической философии …


... Итак, «законы» Энгельса – это и не законы и не законы диалектики, в т.ч. ни в смысле существенности содержания, ни в смысле Платона, ни в смысле Гегеля, ни в смысле диалектики, ни в смысле понятия закона, ни в смысле Маркса, по его словам перевернувшего диалектику, ни в смысле уже не существующего диамата; поэтому таких «законов» нет и вообще быть не может, причем, кстати, еще и потому, что их даже не к чему отнести: философии Платона и Гегеля их не признают, диамата уж нет, а науки капиталистических обществ энгельсовы «законы» вообще никогда не признавали


                                                       *  *  *

В качестве основной мысли статьи укажем то обстоятельство, что опровержение «законов диалектики» базируется на умозаключениях Гегеля, но если этого вот уже как полтора века никто не заметил, то, можно предположить, что и дальше науки не дотянутся до соответствующих знаний, изложенных в трудах Гегеля, что на руку современной диалектической философии.
    А можно было бы даже и так сказать: «законы диалектики» – для наук, которые пусть и дальше путаются, создавая основы преимущества и превалирования диалектического познания.

Но все же необходимо пытаться вновь и вновь обратить внимание хотя бы молодежи на то, что,
    во-первых, «законов» диалектики нет и быть не может,
    во-вторых, как уже говорилось на сайте, их проповедование сбивает с пути и ведет к роковым последствиям при попытке применить их в практической жизни.

А молодежи необходимо хотя бы пытаться получать фундаментальное и эффективное образование ...



См. ««Законы диалектики» – это ложные законы Энгельса».




Обсужденияhttp://all-discussions.livejournal.com/44104.html