О познании вообще.
- 03.04.11 г. -

 А. При определении познания и постижения следует учитывать как эклектику значений этих терминов, царящую в науках, так и, с другой стороны, общепринятое понимание, историческую устойчивость и общепризнанность термина «познание», который зачастую понимается в каком-либо частном значении.
    Обычно познание понимается и определяется как творческая деятельность субъекта, основанная на его мышлении, рефлексии, деятельности сознания и т.п. и направленная на приобретение знаний о мире, о существовании в нем, о себе и на выработку новых предметных и специализированных знаний.
    Таким образом, считается, что познание, если кратко, есть творческий процесс постижения окружающей действительности и приобретения человеком знаний о мире, обществе и себе самом, в т.ч. для осуществления той или иной деятельности.
    Таково познание, или обычное познание (простое познание, конечное познание, рассудочное познание, познание проявлений, но не постижение), включающее научное познание.
    Однако, во-первых, неоднозначность определения терминов «действительность» и «знания» делают определение понятия «познание» весьма относительным.
    Во-вторых, познание нельзя ограничивать материалистическими представлениями.
    И, в-третьих, отдельно отметим, что нельзя говорить о человеческом познании, как только о нем непосредственно самом (об этом писал Аристотель, и это особенно ярко проявляется в постижении).

В целом же познание (обычное познание), в т.ч. научное познание, есть простое непосредственное познание, познание явлений, их осмысление и выработка абстрактных представлений. Оно является в исследованиях (эмпирика) и делает попытки возвыситься: оно эмпирично и индуктивно, как постановил Ф.Бэкон. И наукам только кажется, что их познание дедуктивно, но это так лишь в тех малостях, которые уже некоторым образом поняты, т.е. такое «дедуктивное» познание является, по сути, уточнением, аналитикой, но не познанием принципиально нового (собственно, об этом писал еще И.Кант). 
    В познании, как определил Гегель, а) разделяются содержание познания и его формы, и б) предполагается, что познание берется само по себе и приходит (переходит) к познаваемому (объекту). Иными словами, познаваемое берется как завершенное, в то время как познание  представляется незавершенным, которому только предстоит исполнить себя. В таком случае познание остается в воспринимании некоторого внешнего, и познание не становится своим другим, для себя другим, и процесс его определений и представлений принадлежит лишь ему, о чем, кстати, писал И.Кант. Поэтому познаваемое остается всегда внешним к такому познанию. Отсюда – ограничение познания и возможность для него «вещей в себе» (а не «вещей самих по себе», как в последнее время любят переводить Канта, фактически, приписывая ему во многих случаях то, что он не подразумевал). 
    С другой стороны, познание бытует только в чувственном существовании, что зачастую науки самоуверенно утверждают и, похоже, даже гордятся этим, но при этом без обоснования полагая (или просто утверждая, что тут одно и то же) то, что правильное представление о любом нечто можно получить на основе явлений, поэтому возможно получение знаний, достижение истины (правда, и она трактуется по-разному в разных условиях) и т.п. 
    Однако во всех случаях остается вопрос о сущем, сущности, сути, как угодно, что то ли не познается (тогда познания нет), то ли познается (тогда это противоречит взятию ограниченного и внешнего явления), т.е. в любом случае имеются указанные Кантом и Гегелем ограниченность познания и его противоречие. 
   И вопросы уже не только в противоречии ограниченного собою же познания с декларируемой им же познаваемостью мира, но и в противоречии явления (или его познания) с самой сутью познаваемого. Этих и других противоречий для себя познание не усматривает или преднамеренно умалчивает о них, но при этом не имеет содержания познания вне себя, удовлетворяется явлениями или, что еще хуже, просто внешними формами. Однако это и есть, уже с другой стороны, указанное выше противоречие явления и сути познаваемого. Поэтому познание остается познанием явлений, но не сути. Оно ограничено. Оно мотивирует себя лишь рациональностью и экспериментом, но не доказывает их полноты и верности в своем исполнении, да и не может быть этого.
    Таким образом, познание (обычное познание, рационалистическое познание, научное познание) несостоятельно, в т.ч. не дает развернуть себе же свои представления и определения, довольствуясь лишь внешними формами и определениями.

Итак, если оставаться в рамках наук и говорить о познании, как о творческом процессе постижения действительности и о приобретении знаний человеком, то можно будет говорить лишь об обычном познании (о научном познании, о материалистическом познании и т.п.), но это всё не будет относиться к получению адекватной и наиболее полной картины мира – знаний. И разговор будет вестись лишь о получении максимум научных знаний – некой малой толики информации о мире, да и то не всегда соответствующей ему. 
    Кроме того, процесс познания подвержен субъективным факторам, а тут уже есть место даже зависти, корысти, желанию финансирования и … обогащения… что, в конечном итоге, и приводит не только к тому, что науки служат фетишу, формализуют человека, отдаляют его от духовного, но и к тому, что в науках развиваются коррупция и социальные негативы (об этом и о том, что в ХХ в. было серьезное обсуждение кризиса наук, уже говорилось на сайте, а многие критики науки вообще подчеркивали ее принципиально частичный, дегуманизированный характер, об этом писали многие, см. напр., Кара-Мурза С.Г. Наука и кризис цивилизации // Вопросы философии. 1990. № 9).
    Таким образом, познание (обычное познание, рационалистическое познание, научное познание) не только несостоятельно, но и вызывает много претензий, причем даже социального и гуманистического характера; в т.ч. и по этим причинам в начале XXI в. диалектическая философия была отмежевана от наук и противопоставлена им.

А причиной обозначенных и многих других недостатков и негативов познания является субъективный подход к познанию (хотя есть и другие причины).

 Б. В диалектической философии понимание термина «познание» объективно различено и имеет специфику, причем надо различать игру неоднозначных терминов: первым различением вообще познания является «познание», как раз включающее научное познание, а вторым – «постижение», включающее диалектическое познание; еще следует различать постижение (курсивом, но это уже сугубо диалектический термин).
    Так потому, что, по существу, познание есть, по Гегелю, идея в своем суждении – таково самое общее и реальное определение познания, из которого следует, в частности, и то, что познание вообще не следует рассматривать только субъективно и ограничивать формальными методами; кстати, это еще у Платона и Аристотеля было, но в материалистических науках это не могло быть объяснено, поэтому было проигнорировано. 
    Более того, в силу трансцендентности идеи наукам не понятна изюминка познания, которое поэтому превращается в простое познание, в обычное познание, в рационалистическое познание, а то и просто – в материалистическое познание или даже в позитивистское познание.
    В более узком и менее глубоком смысле, который ближе наукам, познание, в переопределении Аристотеля, есть овладение бытием (именно тогда знание оказывается родом обладания); и вот тут уже более отчетливо проявляется объективность познания.
    Таким образом, познание различается в себе хотя бы по Платону, Аристотелю и Гегелю, что уловлено в диалектической философии и широкомасштабно используется; собственно, этим объясняется, в частности, исключительность диалектического познания.

В современной диалектической философии установлены следующие ступени вообще познания и их стадии*: 
 а. непосредственное познание, или простое познание [обычное познание; обычная логика**]: накопление, обобщение, классификация и распределение знаний о материальном мире, или
– восприятие (чувства по Канту)
рассудочное познание (рассудок и разум по Канту);
 б. философское познание;
 в. постижение.
    Таким образом, в современной диалектической философии термин «познание» либо подразумевает «всё познание», либо общеизвестное, обычное познание (но оно чаще именуется «обычным познанием» или, в конкретном случае, «научным познанием»). 
    А вот термин «постижение» охватывает реализации наднаучного познания***, диалектического познания, но иногда используется и для идентификации более высокого познания. Через постижение оказываются различенными уровни вообще познания.

В смысле «всё познание» вообще различаются виды осуществления познания, из которых можно указать следующие:
 а. познание явлений,
 б. познание внутри-себя-бытия и познание в-себе-бытия,  в т.ч. во внешней рефлексии,
 в. развертывание понятия,
 г. познание определенности.

Благодаря установлению уровней, ступеней и видов осуществления человеческого познания были идентифицированы различные его возможности и, соответственно, различные инструменты познания, позиционируемые в различных разделах современной диалектической философии: в мыслительной логике, отраслях познания и др., например, Новая логика, экстенсиональная логика****, методы диалектической философии, диалектические синтетические технологии познания и др.


* Пять ступеней познания, по Платону, соответствуют нижним стадиям: от ощущений до диалектического познания,  охватывающего подлинное бытие, но не более того.
** – термин Гегеля.
*** Это соответствует определению диалектической философии как действительной и наднаучной.
**** – разработка современной диалектической философии.

Продолжение: «Постижение».

См. «Особенности познания диалектической философии».


Обсуждения: http://community.livejournal.com/all_discussions/26066.html