Цифровая экономика и знания.
- 28.10.18 г.
- 9772225665000 18029


Новодиалектическое политэкономическое понимание цифровой экономики как определенного производного капиталистического способа производства (см. «Р: цифровая экономика») расширяет представления о знаниях, их актуализации и применении. Это достаточно объемная тема, причем ряд ее положений является сугубо диалектическими, т.е. недостижимыми с позиций материалистичных наук, поэтому пока просто обозначим ряд положений, нужных для дальнейшего изложения материалов сайта.

Во-первых, обозначенное определенное производное капиталистического способа производства является средством создания знаний, причем понимаемых в широком смысле – в т.ч. и как производительные знания, понимаемые в смысле Современной политической экономии (т.е. не только как знания в общеизвестном смысле: достоверная система представлений и понятий, основанная на проверенных практикой объективных результатах познания действительности, осмысленных человеком). Иными словами, по крайней мере, в Современной политической экономии расширяется понятие знаний (а это – существенный философско-диалектический аспект), которое органично сочетается уже не только с открытиями и научно-техническим прогрессом, но и непосредственно с хозяйственной деятельностью, с производством, т.е. теперь имеется (проявляется) не только опосредованно, как раньше (например, через прогресс средств труда).

Во-вторых, цифровая экономика является средой для создания, реализации и использования знаний и иных возможностей, в т.ч. производительных знаний и определяемых ими новых экономических технологий, задействующих стоимостные феномены, понимаемые пока только в смысле Современной политической экономии.

В указанном смысле, в-третьих, оказывается актуальной взаимосвязь в определенной мере виртуальной хозяйственной деятельности в рамках цифровой экономики и трансцендентной по своему существу стоимости, составляющей основу экономики и в смысле производства (товаров) и в смысле обмена (рынка), однако в качестве категории так и не получившей концептуального понимания (см. «Невозможность научного определения экономики - 1» и далее).

В-четвертых, возникают посылки изучения стоимости не в смысле политэкономии К.Маркса, а на основе соответствующих экономических представлений Г.Гегеля, что принципиально ново и исследуется пока только в рамках Современной политической экономики, причем с учетом выявления и переосмысления критичных положений Марксова экономического учения и известных положений его буржуазной критики.

В-пятых, в диалектическом смысле важно то, что цифровая экономика опосредует хозяйственную деятельность общества, в т.ч. за счет знаний и инноваций, что осмысляется в Современной политической экономии не столько в русле экономической науки, давшей основания для идентификации цифровой экономики, сколько на базе новодиалектического понятия общественного средства производства и позиций, вытекающих из критики Марксова экономического учения.