Жизненные возможности познания.
- 20.03.11 г. -


Развитие и достижения логики в современной диалектической философии и реконструкция ее принципиально новых разделов позволили выйти на качественно новый уровень познания. 
     В числе форм познания были различены и обозначены гносеологические возможности познания, которые не следует путать с формально-процедурными по своей сути  методологическими возможностями познания. А среди гносеологических возможностей познания были выделены особые, жизненные возможности познания – высшие возможности познания, которые следует отличать не только от методологических возможностей познания (возможности методологической отрасли познания), но и от возможностей опытно-технологической отрасли познания  и системных осуществлений познания (см. п. «Познания схемы осуществления»).
    Жизненные возможности познания имеют четыре реализации: Афетизм, диалектическое учение о человеке, социальная философия диалектической философии и жизненная экономика, но из них только Афетизм и диалектическое учение о человеке имеют статус учения.

 А. Жизненные возможности познания – это принципиально новые формы конкретного познания и деятельности, актуализированные в  современной диалектической философии и представляющие собою ее важнейшие средства познания и деятельности. В немалой степени эти новые формы познавательной деятельности, начатые с методов, последовательно развиваемые в науке мышления и науке познания современной диалектической философии и взошедшие на высоты принципиально новых познавательных процедур и технологий, явились качественным развитием моментов диалектического миропредставления. 
    Качественно новое осмысление мира и новейшие диалектические знания обусловили и принципиально новые формы познавательной деятельности, которые предназначены уже не только для узнавания, познания и применения знаний на практике, но и включения самих процессов познания в жизнь. Поэтому можно сказать, что отличительной особенностью жизненных возможностей познания является включение («вмонтированность») инструментов познания непосредственно в деятельность в конкретной области познания (Гегель добился  включения инструментов познания в ряде своих предметных исследований только в их содержания, но и этого обычные науки даже представить себе не могут). 
    С точки зрения диалектической философии в современном включении процессов познания в жизнедеятельность, по идее, ничего принципиально нового нет: еще Гегель указал на принадлежность познания именно жизни, а, например, не возможностям уничтожения природы и жизни, культивируемым за счет недиалектических форм познания. 
    Формально, из 10 сочетаний в смысле одного из учений философии Гегеля диалектически существенные значения имеют только четыре реализации, или существенные значения раскрываются лишь в четырех жизненных возможностях познания*.
    А вот содержательно, или конкретно жизненные возможности познания были актуализированы благодаря  а) положениям ряда трудов Гегеля и б) результатам и возможностям познания современной диалектической философии, в т.ч. ряду ее новых логик, а также ряду новейших диалектических предметных разработок, прежде всего, в областях экзистенциализма и политической экономии, и ее новым диалектическим наукам**.
    Однако по сравнению с философией Гегеля были сделаны громадные шаги вперед в области осмысления процессов понимания себя человеком не только в природе и в духе, но и в жизни и в трансцендентном. 
    Не углубляясь пока в теоретические основы жизненных возможностей познания – этих новых форм познавательной деятельности современной диалектической философии, так как они базируются на малоизвестной вне нее гегелевской науке логике*** – следует сказать, что в них реализуются совершенно новые принципы актуальной познавательной деятельности и подходы к ней. Иными словами, жизненные возможности познания – это новые формы конкретного познания и его применения, но не вообще и не ради какой-то бытийной цели, а в жизненном контексте, аспекты которого, являемые в различиях, влияют на специализацию и применение познания.
    В методологической плоскости, в первую очередь, используется особенное сочетание познания и жизни, обретаемое в различении их собственного существования друг для друга, причем как всеобщего и особенного, так и единичного и особенного, где само особенное используется как средний термин, полагаемый, что важно, и чего нет у Гегеля, в существовании для себя. Поэтому для жизненных возможностей познания существенно всеобщее значение, которое состоит в том, что единичное (познание), которое как таковое есть бесконечное соотношение с собой и было бы в другой ситуации лишь некоторым внутренним, благодаря особенности выступает в них вовне, вступает в наличное бытие как во всеобщность, где оно уже больше не принадлежит самому себе и оказывается во взаимодействии (с ней); это – деятельность. Тогда, что в данном случае важно, положенное в смысле особенности современное диалектическое познание, в частности, не может быть самопроизвольным в (к) имеющейся всеобщности, которая к тому же сама полагается (дается, проявляется) определенным образом, в т.ч. в силу данной (влияющей) конкретности, однако которая сохраняется в особенности (различия). Это определяет в данном случае свою особую структуру влияния имеющейся для жизненных возможностей познания (данной) всеобщности, что определяет не вообще развитие диалектического познания и его форм, а, в конкретном значении, определенное его приложение в возможности подчинения неким целям, решения требуемых задач, реагирования на внешние влияния и т.д. Таким образом, принимаются внешние, целевые и другие факторы и условия, что, с другой стороны, также требуется для определения особенности. 
    При этом в конкретной деятельности  единичного за счет влияния всеобщности обеспечиваются отрицательные обратные связи, делающие любую из жизненных возможностей познания устойчивой и саморегулирующейся. Более того, в силу непосредственности всеобщности играют роль и ее собственные аспекты, которые могут быть взяты в современной диалектической философии, например, можно (и нужно) учитывать трансцендентальные факторы, в т.ч. такие как воля (в гегелевском определении); они в преломлении имеющихся параметров особенности и единичности дают конкретные аспекты (а в конкретике – соответствующее наполнение), например, следует учитывать нравственность, вопрос чего подробно раскрыт Гегелем.
    Таким образом, для жизненных возможностей познания, на самом деле, неявно определяется достаточно большой набор онтологических, эмпирических, системных, целевых, этических и других параметров. 
    При этом, что не менее важно, берущиеся крайние термины создаваемого таким образом познания имеются со стороны своей всеобщности, и их опосредствование не становится абстрактным всеобщим, поэтому в них определение не завершается, что, собственно, и открывает простор для познания в конкретных условиях, а также является очередной характерной особенностью жизненных возможностей познания, позволившей их выделить из широкого спектра познавательных возможностей человека.
    В целом аспекты всеобщности учитываются тотально, другое дело, что не все они берутся в конкретном случае, и тогда требуется эмпирика, которая и позволяет начать определенное диалектическое познание, продолжаемое в смысле указанной особенности. 
    В смысле особенности жизненные возможности познания как формы существования субъекта также обращены и обратно к нему, «встроены» в его жизнь, фактически, дают ему возможность обрести себя как для себя, так и в этом мире в конкретной плоскости, деятельности, цели и т.д. Тогда познание уже не выступает положенным вовне термином, оно становится пред-полагающим, но при этом человеческое познание не снимается, а, наоборот, оказывается в положительной обратной связи с собою же, в усилении, причем уже не в формальном, а в конкретном положении (смысле), тем самым, диалектическое познание усиливается. 
    Таким образом, жизненные возможности познания обладают двумя видами обратной связи, реализующимися в разных качествах: для развития индивида и познания предмета (стороны жизни). Поэтому жизненные возможности познания – это еще и естественное усиление диалектического познания, которое в этих свих реализациях становится, с другой стороны, неотрывным от жизни, или жизнь становится их обоймой, причем уже явно ставшей в жизни конкретного индивида. Вот в чем одно из главных отличий жизненных возможностей познания от познания вообще.
    При этом жизненные возможности познания раскрываются для индивида, в его жизни, для его окружения и в его познании, что строго соответствует гегелевским представлениям вообще, однако теперь они уже не только суть для себя, но и конкретно положены, т.е. могут использоваться в познавательной жизни.

Итак, жизнь и развитие, а не уничтожение и деградация, вот что является отличительными особенностями обозначенных форм познавательной деятельности современной диалектической философии. 
    Так что жизненные возможности познания отличаются от любых иных форм познания, по меньшей мере, 
 а) диалектичностью, что обеспечивает их непосредственное познавательное преимущество,
 б) деятельностью, и это не то, что обычно называют практикой, 
 в) жизненностью, и это не то, что обычно подразумевают под общественным и гуманитарным.
    Жизненные возможности познания – это не только познание, но и жизнь и разумная деятельность в ней; такого рода формы познания ранее не только вообще не были известны, но и даже не могли быть предположены. 
    В узком смысле жизненные возможности познания  являются одними из инструментов применения инструментов познания (см. п. «Гносеологические возможности познания»).
    Рациональные возможности и способы познания не отвергаются, но переосмыслены, расширены и вмонтированы в более общие и фундаментальные возможности диалектической философии. 

 Б. Как уже указывалось, жизненные возможности познания имеют четыре реализации: Афетизм, диалектическое учение о человеке, социальная философия диалектической философии и Новая экономика.

Афетизм
    По существу, Афетизм есть процесс утверждения и развития умозаключения о конечном духе, в котором познание представлено в виде науки идеи и реконструируется как конкретное объективное познание, предпосылкой которого является всеобщность, причем, главное, в качестве процесса уже для себя объективно сущей идеи.
    Именно в силу обозначенных особенностей жизненных возможностей познания Афетизм оказывается не субъективно развиваемым учением, а развивающимся учением, двигаемым рядом факторов, в т.ч. положением нравственности, что являет его самостийность и определяет поэтапное освещение ряда моментов знаний самой диалектической философии, но при этом общепринятые познавательные задачи для Афетизма вторичны (так как их решает Новейшая философия). 
    В нравственном смысле Афетизм определен, главным образом, тем, что в настоящее время необходимо не только пробивать заслоны вообще негативов, но и донести до людей необходимость и возможность достижения духовности и спасения.
    Афетизм есть учение о духовности человека, о развитии и защите личности, о ее индивидуальности и о защите личного спасения.

Диалектическое учение о человеке
    Диалектическое учение о человеке рассматривает по существу собственные определения духа для себя, во-первых, на которые он воздействует как на определения для себя, во-вторых, которые становятся предметом его внутренней рефлексии, для которой, в-третьих, важно положение (изучение) сознания, но не в его собственной стихии, осуществляемое в диалектической  науке сознания, а в его конкретном существовании и реализации для производства собственных определений для себя духа, т.е. (здесь) для (чувственного) субъекта, в-четвертых, сам который, как конечный дух, стремится к бесконечности, для чего должен освободить себя от своей предзаданной определенности, т.е. взятые собственные определения реконструируются в нечто новое, полагаемое в развиваемом понятии, что, тем самым, знаменует развитие (субъекта)****, которое остается осуществить, а не растратить.

Социальная философия диалектической философии
    В первом приближении можно принять, что обыкновенная социальная философия, развитая, с одной стороны, методологически в социальной философии Новейшей философии и, с другой стороны, предметно в современной экономической философии*****, предопределила свое снятие – актуализацию качественно новой своей ипостаси: социальная философия диалектической философии. Иными словами, социальная философия диалектической философии отлична от социальной философии Новейшей философии, которая является лишь методологическим развитием и обобщением обыкновенной рациональной социальной философии.
    Особенно важно различение для себя предмета социальной философии диалектической философии, именно без чего социальная философия была и есть для наук вещью в себе, или в рамках наук обыкновенная социальная философия может довольствоваться лишь предположениями ученых, по существу, лишенных материала исследований, хотя видевших ряд его феноменов (проявлений общественных законов), однако, по большей части, в сфере материального производства, а исследование таковых закономерностей относится к компетенции политической экономии. Поэтому обыкновенная социальная философия обычно  изучала нечто общее и вообще, или, как советский исторический материализм, разглагольствовала на темы победного шествия социалистической системы в мире и т.п.

Жизненная экономика.
    Исторически, жизненная экономика (бывшее рабочее название - новая экономика) начинала разрабатываться как совокупность прикладных исследований современной политической экономии, касающихся реальных процессов экономики и применения новых теоретических разработок на практике. После формирования современной экономической философии экономическая действительность получила новое осмысление, в результате чего жизненная экономика из преимущественно теоретических исследований стала трансформироваться в активные, практически применимые знания. Но фундаментальное осмысление жизненная экономика получила только при включении самих ее процессов познания в жизнь. В этом смысле были рассмотрены соответствующие парадигмальные позиции в экономическом смысле, что и положило основы жизненной экономики как формы познавательной деятельности. При этом, в частности, предметно рассматривается экономическая деятельность в условиях грядущей экономики******, определяемой новой экономической максимой (максимой экономики, которая будет после выхода из кризиса, начавшегося в 2008 г.), раскрытой в современной политической экономии. В этом смысле очень кстати для жизненной экономики оказались осуществляемые в современной политической экономии и ряде профильных наук Новейшей философии осмысления
– новых экономических условий,
– новых стоимостных операций,
– новых стоимостных инструментов,
– предстоящего изменения понятия функций денег,
новых экономических технологий,
– новационных исследований,
– предметных развитий психологии, ориентированных на принципиально новый предмет, в т.ч. связанный с организацией и осуществлением бизнеса (экономическая психология),
и др. 
    Но основным предметом исследований жизненной экономики являются грядущие экономические условия, определяемые новой экономической максимой.

 В. Жизненные возможности познания образуют систему, сочетающуюся в более общей системе с учениями Гегеля.
    Система жизненных возможностей познания входит в систему познания всеобщей гносеологии, с помощью которой каждый конкретный предметный вопрос решается в однозначно выбираемой и применяемой соответствующей совокупности логик и наук; можно сказать, что для конкретных исследований создаются специализированная обойма наук и логик и совокупность соответствующих инструментов познания, включая набор методов, которые путем конкретных представлений относят изучаемый объект к той или иной науке или междисциплинарным исследованиям, чего нет и не может быть в науках.
    Но это – вопросы осмысления и решений.
    А конкретная деятельность относится к жизненным возможностям познания, которые на сайте манифестируются в определенном объеме в планово развиваемых Разделах: «АФЕТИЗМ», «УЧЕНИЕ о ЧЕЛОВЕКЕ», «СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ» и «БУДУЩАЯ ЭКОНОМИКА».

 Г. Однако важно не только деятельно-прикладное значение жизненных возможностей познания. В обратных связях опосредствования, когда реальная проблема переносится в теоретическую плоскость, каждая из жизненных возможностей познания сама или в сочетании с определенной другой позволяет в аналогично обозначенной Гегелем в его Энциклопедии философских наук системе опосредствования с другими диалектическими областями познания позиционировать и решать отдельные экономические, управленческие, социальные и гуманитарные вопросы. Например, именно за счет жизненных возможностей познания современная диалектическая философия определяет возможности создания  перспективной социально-экономической концепции, не только сочетающей курсы стабилизации и модернизации, но и эффективно развивающей и усиливающей каждый из них за счет прогресса другого во благо конкретной страны, в частности, потому что диалектической философии известно, в отличие от любых иных систем познания, что такое противоречие.



* Это устанавливается простым перебором парадигмальных положений с подстановкой соответствующих элементов системы науки. Этот вопрос предполагается обсудить в рамках  Академии диалектики и диалектической философии.
** Эти парадигмальные положения и ряд других предполагается обсудить в рамках Академии диалектики и диалектической  философии.
***  В изложении преднамеренно пропущено соответствующее предметное парадигмальное основание, являющееся ноу-хау современной диалектической философии. Однако концептуально изложение отражает новизну и предметные положения принципиально новых возможностей познания, чего более чем остаточно для публичной фиксации и первого освещения обсуждаемой темы.
**** Субъективность выступает пред-положенной основой для диалектической психологии.
***** См. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ НФ.
****** Про нее и новые экономические порядки многие говорят, но, не имея никаких оснований для этого и, тем более, не обладая существом вопроса. В целом понятно, что грядет нечто новое. Но что конкретно? Это для наук мистика, которая и порождает многочисленные разговоры. А основой вопроса является понимание сути экономического будущего, которое регулируется будущими особенными экономическими законами (т.е. присущими конкретному будущему способу производства), манифестируемыми в новой экономической максиме.


См. «ВСЕОБЩАЯ ГНОСЕОЛОГИЯ»,  «ЛОГИКИ в  СФД»,
Афетизм, «СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ», «УЧЕНИЕ о ЧЕЛОВЕКЕ»,
«БУДУЩАЯ ЭКОНОМИКА» и «Экономико-праксиологические положения»
[«Фигура объективного определения первая», «Всеобщей гносеологии система познания»].


 

Обсуждения: http://community.livejournal.com/all_discussions/25626.html