Методологические возможности познания философии Платона - 1.
- - 16.09.12 г. -


[Общие положения.]

Обсуждая вопросы осуществления познания, обозначенные в философии Платона, можно было бы, конечно же, ограничиться приведением общеизвестных цитат о диалектическом методе Платона. (Тем самым, в частности, удалось бы обойти весьма существенную тему, раскрывающую основы всем известных потрясающих возможностей великой философии Платона и, поэтому, оставить сугубо в лоне диалектики соответствующие познавательные положения и ноу-хау.)
    Однако, как оказалось, судя по присланным вопросам, методология философии Платона осталась terra incognito для наук, ибо те материалистические представления, которые были в них сформированы, практически ничего не дают ни для постижения великой философии Платона, ни для познания мира на основе неё. И вопрос тут уже не только в том, что каким-то ученым философия Платона представлялась объективным идеализмом, - это их проблемы. Вопрос в том, что должно быть понимание хотя бы того, что методология философия Платона - это особая сфера познания, которая ведет не только к знаниям как таковым, но и к познанию самой философии Платона и, далее, к ее знаниям - и к тем, которые обозначены и доступны, и к тем, которые скрыты в ней.
    Но не следует надеяться на то, что благодаря диалектике можно будет всё и сразу познать. С одной стороны, с помощью диалектики можно познать всё. Недаром же, например, Людвиг фон Мизес в своей книге «Человеческая деятельность» писал, что от философии Гегеля нет ничего скрытого во всей вселенной. И не только в смысле знаний или возможности самого познания. К примеру, еще следует знать, что познавать. И вот в этом отношении знания философии Платона и, особенно, скрытые в ней знания представляют большой интерес: можно не только воспользоваться ими, но и на их основе или с их помощью найти и новые основания и новые направления исследований (кстати, вопросам актуализации принципиально новых направлений познания в Новейшей философии уделяется колоссальное внимание). Поэтому методология философии Платона выступает в ряде ипостасей, имеет ряд предназначений, и их все следует различать. А для этого важно если и не понимать её всю, то хотя бы иметь различенные представления о ней.
    Поэтому методология философии Платона становится принципиально важным объектом познания и, соответственно, разделом в теории познания, по крайней мере, в диалектической теории познания.

Об исследовании в науках методологии философии Платона сказать практически нечего: похоже, вообще нет специализированных трудов по этому вопросу.
     А вот в методологической отрасли познания Новейшей философии методология философии Платона представлена отдельным разделом, причем вмонтированным в систему диалектических идей методологии и их предметных реализаций.
    Если все же говорить о науках, то в них имеются отдельные методологические положения,  касающиеся исследований философии Платона, и которые условно можно разделить на обсуждение принципов и методов. Примером первых служит структурность идеи («Софист») и многократно обмусоливаемая диалектика одного и многого («Парменид). Примером вторых служат по-разному понимаемый диалектический метод Платона («Государство»), о котором еще будет отдельный разговор на сайте, и некоторые отдельные методы: дихотомия, эстетические методы и др. (см. следующие статьи).
    Однако все обозначаемые положения обсуждаются в науках как полагаемые соответствующими диалогами. Это понятно: ученым требуется подкреплять свои слова (но, как получается, не более этого) цитатами Платона. Поэтому методологические положения философии Платона в науках определяются его текстами, что в корне не верно. Верно обратное: методология философии Платона позволила создать её содержание. Это весьма важное обстоятельство должно было бы быть ясным наукам. Но материалистические науки не смогли понять этого, поэтому не смогли познать и воссоздать платоновскую методологию, имеющую принципы, отличные от научных. Поэтому науки зачастую дают описание реализаций методологии философии Платона, но не ее саму. Однако это, еще раз подчеркнем, - не методология философии Платона, а описание ее приложений. Это следует понимать при изучении философии Платона.
    И, соответственно, следует понять также и то, что многое из сказанного Платоном осталось тайной для наук, ибо обсуждение написанного великим философом не имеет смысла не только на материалистической основе наук, но и без понимания способов формирования и позиционирования его знаний и, поэтому, их сути.

Понятно, что понимание и исследование методологии философии Платона представляют собою очень интересную и большую тему, которая, с другой стороны, остается для наук весьма туманной в силу их материалистичности, а поэтому представляет большие сложности в восприятии даже простых ее положений. Следовательно, сначала следует обозначить хотя бы некоторые представления об общих структурных и категориальных положениях методологии философии Платона. (Этот вывод не только логичен, но и привлекателен хотя бы тем, что позволяет сейчас не излагать детали и, главное, диалектические ноу-хау.)
    При этом определяется и назначение настоящей статьи, которое состоит в следующем:
- системно обозначить некоторые общие и структурные положения методологии философии Платона, которые в общем-то могли быть обособлены и осмыслены в науках, но только вот не имели смысла для материалистического познания, поэтому игнорировались или даже попросту не представлялись,
-  показать глобальность и актуальность ряда позиций философии Платона и следствий из нее для познания, по крайней мере, для современного диалектического познания,
- попробовать сломать сложившиеся материалистические стереотипы, касающиеся методологии философии Платона,
- показать тотальное качественное превосходство диалектического познания над научным, ибо именно это сейчас нужно современной диалектике (т.е. даже не афиширование положений предыдущих трех пунктов).

Примечание.
При этом еще раз особо подчеркнем то, что статья предназначена лишь для обозначения ряда тем, направлений и положений философии Платона, которые обычно игнорируются в науках. Это делается для того, чтобы показать реальную глубину исследований великого философа и возможность их использования в современных теориях и даже на практике, что в науках, к сожалению, даже и не мыслится. А вот детализация и обсуждение и даже целевое изучение положений философии Платона может быть реализовано в особых порядках в соответствии с пожеланиями заинтересованных пользователей, в т.ч. на тех новых площадках, о которых говорилось в статье, открывающей сезон 2012/2013 гг.

А изложение настоящей статьи начнем с простых положений.


[Понятия философии Платона.]

Не будем заострять внимание на обычно обсуждаемых в науках категориях философии Платона, точнее - просто приводимых в пример. А лишь упомянем, к примеру, что часто обсуждаются
- пять основных платоновских категорий,
- тождество,
- различие,
- соотношение частности и общности,
- подобность
и др.
    Но при этом укажем важные для методологии моменты: обычно обсуждаемые категории философии Платона либо так или иначе поддаются лишь идентификации за счет цитат из диалогов Платона, либо вызывают трудности у материалистических наук, но которые удается тем или иным образом приглушить, либо определяют не решаемые в науках проблемы, либо вообще не замечаются (или игнорируются) науками. Эти моменты составляют методологическое положение, которое нужно знать и учитывать при изучении философии Платона, а их раскрытие представляет собою отдельные темы, которые, как уже указывалось выше, можно будет обсудить отдельно. Сейчас важно позиционирование этого, нового знания, нужного современной диалектике. Поэтому рассмотрим указанные группы категорий и следующие из их позиционирования выводы.
    К первым относятся самостные категории, например, указанные выше платоновские категории; хотя, если вчитаться повнимательнее в труды Платона и их интерпретации, то ряд из них (например, небытие) создает для наук определенные трудности, но это отдельный вопрос.
    Ко вторым относятся комплексные категории, например, обязательно обсуждаемые в науках противоположности по Платону. Платон открыто обсуждает возможность того, чтобы противоположные аспекты относились к одному предмету, да еще в одно и то же время и в одном и том же отношении: например, «Может ли одно и то же в одном и том же отношении одновременно стоять и двигаться?» 1 [«Государство»,  436с]. Но дело в том, что, по Платону, «каждой вещи принадлежат оба обозначения», т.е. противоположные обозначения. (Платон объясняет это.) А материалистичные науки с этим всем соглашаются, но останавливаются лишь на выгодной им (точнее - отдельным ученым) внешней стороне вопроса. Однако как только дело доходит до выражения того, что, например, одно и то же нечто «прекрасно» и «не прекрасно» одновременно, то возникают проблемы. Они обычно обходятся стороной, но ряд из них обозначает категории третьей группы.
    К третьей группе относятся концептуальные категории, в первую очередь, противоречие, причем как имеющееся в обсуждениях ученых, и оно создает наукам большие сложности. Дело в том, что никак нельзя игнорировать существующие научные определения противоречия, которые, по меньшей мере, а) несогласованны, б) используют другие недоопределенные термины и в) искажают понимание ряда категорий, обозначаемых и в науках и в философии Платона, прежде всего, уже упомянутой противоположности (это отдельная очень важная тема).
    Например, противоречие учеными понимается
и как два высказывания, из которых одно является отрицанием другого (http://dic.academic.ru/dic.nsf/logic/309),
и как отношение между двумя суждениями, из которых одно является отрицанием другого (http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_new_philosophy/988/ПРОТИВОРЕЧИЕ ),
и как (одно) положение, не совместимое с другим, опровергающее другое (http://www.onlinedics.ru/slovar/ushakov/p/protivorechie.html).
    И это еще не все определения, но разница уже, как говорится, налицо. Хочешь так используй, хочешь по-другому, и получай нужную истину, что зачастую и происходит в науках.
    При этом кроме неоднозначности определения противоречия имеется еще и много разночтений и различных пониманий даже отдельных контекстов (эти вопросы в Новейшей философии изучались в ее теории противоречия (ФТПП): см., напр.,  «Противоречие: казусы и профанации»).
    Кстати, Гегель обратил внимание на серьезные недочеты в определении противоречия в науках. Но его замечания в науках проигнорированы (что в общем-то на руку диалектике, получающей существенные преимущества перед науками).
    Нужно ли исправлять серьезные недочеты в определении противоречия в науках? Это дело наук.
    А в диалектике на основе философии Платона, точнее - на базе исследования некоторых её категорий, можно понять то главное, что позволяет снять извечную для наук проблему противоречия, или понять его изюминку, которая стала камнем преткновения для наук.
    Именно поэтому, как уже говорилось на сайте (см., напр., «Знания по Платону») существенные причины негативов и парадоксов логики и удостаивания её Гегелем презрения следует искать, начиная с анализа сущностных положений философии Платона. И в современной диалектической философии вопросам логики в свете философии Платона было уделено колоссальное значение, в т.ч. суждениям и работе с ними.
    Еще одним крайне интересным положением является отрицание.
    Дело в том, что в науках оно корректно определено только в булевой алгебре (и в ней «0» - это отрицание «1», а «1» - «0»), а вот вне нее бытуют одни лишь нелогичные построения, причем еще более тщедушные, чем для противоречия. Таким образом, только в математической логике царит порядок, но она серьезно ограниченна, а вот в общеизвестной логике его нет (и эта ситуация дважды на руку современной диалектике).
    А если учесть а) аспекты противоречия, б) отсутствие у Платона определения отрицания и в) противопоставленность бытия и небытия, которые, по Платону, оба существуют, то можно говорить о том, что, быть может, возможно следующее:

«1» & «не-1» = «1».

Это нонсенс для обыкновенной логики, которую Гегель удостоил презрения (кстати, в ней бытует закон исключенного третьего, про который Гегель писал, что этот закон «есть закон определяющего рассудка, который, желая избегнуть противоречия, как раз впадает в него»).
    В итоге с учетом замечаний Гегеля создается, быть может, основа для понимания новых принципов программирования и, главное, функционирования программ в киберпространстве, когда, например, требуемое (состояние) «А» реализуется (=«А») вне зависимости от всего иного (условий или параметров среды - «не-А»); правда, требуется совершать некоторые дополнительные действия, например, проверять возможное исходное совпадение индуцируемых (программируемых) и требуемых состояний (тривиальное вроде бы условие, но это уже новая логика).
    К четвертой группе относятся не замеченные или проигнорированные науками категориальные положения философии Платона...
    (Об этом всем можно будет поговорить отдельно, ибо эффективность категорий и соответствующих им форм познания наглядно продемонстрирована Платоном, да и соответствующие вопросы приходят на сайт, что, по всей видимости, обусловит обмен мнениями и соответствующую дискуссию. Этим вопросам даже парочку скайп-семинаров можно будет посвятить.)

Таким образом, даже не углубляясь в сколь-нибудь существенное исследование категорий философии Платона, можно увидеть обнаруживающиеся серьезные вопросы, причем как в отношении реального познания и разумной практики, так и в отношении наук.
    В первую очередь, следует выделить следующие три аспекта исследований категорий философии Платона.
    Во-первых, они важны для понимания категориального аппарата диалектики как при изучении известных ее подразделений, так и на современном этапе ее развития.
    Это - большой и сложный вопрос, который,  с одной стороны, связан и с определением терминов, для чего была создана отдельная наука (когнитивная теория терминов, понятий и определений), и с их использованием в изложении, что исследуется в отдельной науке (диалектическая текстология) и т.д.
    При этом, с другой стороны, исследования категорий философии Платона обусловили изучение их применения  в познании, что связано с логикой, методологией и вообще гносеологией.
    В связи с этим, во-вторых, в смысле логики изучаются опосредствование категорий и их сочетания как для выстраивания новых определений, так и для выявления новых знаний.
    Поэтому, как уже говорилось на сайте, именно философия Платона является базой, в частности, для логики, в первую очередь, для ее актуального развития в современной диалектической философии. (Это можно будет понять после обсуждения темы «Рассудок и разум по Платону».)
    И, кстати, становятся понятными многие положения философии Аристотеля, касающиеся логики, и др.
    В-третьих, в смысле методологии определяются и изучаются возможности сочетаний категорий и их использования для познания.

Так что даже, на первый взгляд, такая простая тема, как понятия философии Платона, при диалектическом подходе дает богатые результаты, важные, в первую очередь, для методологии и логик современной диалектической философии.
    В итоге можно сделать и такой вывод: исследование понятий и категорий философии Платона позволяет не только получить базу для современного развития ряда фундаментальных и прикладных диалектических исследований, но и сформировать положения логик современной диалектической философии. Но об этом позже.
    При этом важен не только смысл этого вывода, но и его определенность в своей простой внешней форме, в которой акцентируется вообще то, что было упущено науками и на чём почти десять лет назад был сделан серьезный акцент в диалектических исследованиях, теперь уже позволяющий спокойно изложить эти первичные, давно осуществленные соображения, являющиеся базовыми для современных исследовательских диалектических инструментов.


Примечание:
1
 Так как имеются различные переводы трудов Платона, то указываем, что цитирование производится по следующему изданию: Платон. Собр.соч. в 4 т.: Т. 3 - М., 1994 (Филос. наследие).

Продолжение: «Методологические возможности познания философии Платона - 2».

См. «Новые логики»,
а также «Противоречие: казусы и профанации»,
«Противоположности: представления и проблемы»,
«Проблемы искусственного интеллекта»

[«Противоречия закон по Платону», «Противоречие в науках» и «Философия Платона и логика»].

 


 

Обсуждение статьи: http://all-discussions.livejournal.com/36667.html