Реальность и идеальность – 2.
(Некоторые вопросы предметных положений.
Продолжение статьи «Реальность и идеальность – 1».)
- 29.03.15 г. -
- 9772225665000 15015.


Тема «Реальность и идеальность», имея свои посылки в эмпирике и в материалистических представлениях (см. «Реальность и идеальность – 1»), правда, не объясняющих богатство выработанных человечеством представлений по её вопросам, в современной диалектической философии весьма развита в своих предметных положениях. Они суть гносеологические, онтологические и прикладные положения. Многие из них являются основами как пролонгирующих их теоретических положений и даже новых отдельных тем, так и вытекающих из них прикладных исследований и разработок. Именно это многообразие является важным аспектом темы «Реальность и идеальность», так как взятая только в своих опорных положениях (реальность и идеальность), даже в гегелевских представлениях она не раскрывается полностью. Это было объяснено в современной диалектической философии на основе осмысленной в ней истины науки логики,  в т.ч. даже того, почему гегелевская наука логики не могла активно использовать понятия реальности и идеальности. И отсюда следуют первые два предметные положения темы «Реальность и идеальность».
    В качестве первого предметного положения темы «Реальность и идеальность» актуальны понятия реальности и идеальности и их отношения в смысле гегелевской философии и некоторые выводы из этого. Это далеко не очевидный вопрос, ибо нельзя просто взять гегелевские понятия и соотнести их – это было бы сделано Гегелем. Необходимы сторонние положения, являющиеся тем третьим, в чём их можно соотнести. Проблема этого обнаруживается в материалистических представлениях о реальном, хотя она и не доведена в них даже до постановки вопроса о реальности и об опосредствовании соответствующей темы в целом (по причине априорной очевидности для материализма примата материального). А из этого следует второе предметное положение темы «Реальность и идеальность», в рамках которого следует осмыслить развитие понятий реального и идеального, их соотношения и опосредствование в рамках новодиалектической науки-логики-продолжения (просто иной теоретической основы, или возможности, пока нет). Однако опосредствование возвращает новые предметные понятия в наличное бытие гегелевских понятий, что обусловливает и некоторые трудности и новые направления решения имевшихся и возникающих вопросов. Наиболее насущными из имеющихся вопросов оказались следующие.
    Во-первых, понятия реального и идеального приведены в трудах Гегеля, но они даны как моменты развития познания, а не как таковые, поэтому требуют развития и еще согласования с представлениями познания науки-логики-продолжения.
    Во-вторых, Гегель много раз указывал на противоположность между мышлением и бытием, духом и природой и т.д. и на ряд других положений, затронутых, кстати, классиками марксизма-ленинизма и почему-то пропущенных диаматовцами, которые должны были бы развить указанные их патриархами вопросы. Кроме того, Гегель обосновал соответствие и различие реальности и идеальности и других положений, соответствующих настоящей теме. А это вообще было упущено философскими науками из виду и требует восстановления, хотя на основе материалистических представлений это сделать, конечно же, нельзя.
    В-третьих, очевидна необходимость формирования адекватных рассматриваемой теме гносеологической основы и исследовательского аппарата, учитывающих хотя бы обозначенные выше положения. Тут сложность в том, что рефлектирование используемых и рассматриваемых положений не дает возможность точно определить соответствие моментов их генезиса и их явления. Об этой проблеме познания Гегель писал в одном из своих трудов, поэтому она должна была быть учтена и решена, что и было осуществлено в современной диалектической философии (на основе гегелевских доводов). Однако тут же возникает еще одна проблема, указанная Гегелем: дело в том, что рассудочное понятие формируются, на самом деле, не рационально, а стихийно – за счет случайного выявления обобщающих положений, причем в сформированных субъективных представлениях, которые редко совпадают с истинным положением дел. В науках это затушевывается, что не позволяет решать многие проблемы, уже висящие в науках десятилетиями, а в рассматриваемом случае вообще обусловливает путь в никуда. Поэтому научная парадигма для исследования обозначенных и ряда других серьезных вопросов уже попросту неприменима и во многих случаях не должна использоваться (но у ученых нет выбора, нет альтернативы, и поэтому ошибки у них неизбежны, на что, кстати, и указал К.Поппер в своем принципе). Другое дело – диалектика: в современной диалектической философии уже достаточно развит принципиально новый (по отношению к наукам) аппарат исследований, причем возведенный в новый ранг – это всеобщая гносеология, уже обозначенная на сайте. Это не просто обобщение известных и новых гносеологических разделов. Всеобщая гносеология – это принципиально новый подход к познанию и новое осуществление познания, что и требовалось для слома научных и ряда других стереотипов и для развития новодиалектических представлений.
    При этом, в-четвертых, кроме вопросов познания приходится учитывать указанное Гегелем в одном из его трудов положение – то, что философия распадается на реалистическую и идеалистическую философию. Это далеко не основной «вопрос» философии по Энгельсу. Это указание на принципиальную ограниченность материализма и идеализма. Но дело тут не в классификации. Основным является вопрос о принципе познания (утвержденном во всеобщей гносеологии). Однако это – отдельное положение, но оно оставляется в рамках четвертого вопроса.
   Таким образом, соотнесение основ познания и рефлектирование диалектического познания в них в себя обозначает ряд вопросов первых двух предметных положений темы «Реальность и идеальность». Этого вполне достаточно в настоящей статье для того, чтобы продемонстрировать эту тему. Еще раз подчеркнем: тема «Реальность и идеальность» не сводится к обсуждению двух соответствующих базовых терминов, и при этом она еще затрагивает вопросы непосредственно гносеологии и её совершенствования, да еще требует своего системно-методологического обеспечения (что в диалектическом материализме упускалось из виду при обсуждениях энгельсова основного «вопроса» философии и вытекающих из него тем, а также вообще вопросов материалистического познания).
    В качестве третьего предметного положения темы «Реальность и идеальность» актуальны указанные Гегелем виды философии и соотносящиеся с этим вопросы познания. Об этом можно будет поговорить отдельно с заинтересованными пользователями.
    В качестве четвертого предметного положения темы «Реальность и идеальность» актуально позиционирование рассмотренных и ряда других категорий и положений. Собственно, это предметное положение и является ядром темы. Однако, как видно, с него нельзя начинать, ибо необходимо выявить его основоположения и исключить субъективность подхода к опорным положениям, что даже не предполагалось и до сих пор не предполагается в науках (да и сама обсуждаемая проблема в них практически не рассматривается из-за очевидности для них примата материального и априорного отсутствия сверхчувственного, причем и то и другое оказывается на руку современной диалектике).
    При этом необходимо отметить, что снятие субъективности в подходе не исключает присущее теме (исследуемым категориям) опосредствование (а также и субъективность, см. ниже). Это представляет весьма серьезную для рационалистического познания и наук проблему, ибо для них в связи с опосредствованием возникает относительность, которую либо нужно признать, вместе с тем признавая относительность и случайность многих научных результатов, в т.ч. уже признанных великими открытиями, либо искоренять, но вместе с опосредствованием, присущим исследуемым категориям, жестоко их усекая и ограничивая. И то и другое (и многое другое) ведет к директивным установкам, неизбежным для наук (например, отчетливо проявившимся в идеологизированности философии в СССР), к замалчиванию учеными конкретных фактов (например, в области физики и археологии) и к другим негативам научного познания (в итоге обозначаются некоторые основоположения критики существующей методологии науки и их самих, что, как отдельный вопрос, исследуется в Новейшей философии)…
    В итоге четвертое предметное положение темы «Реальность и идеальность» оказывается тесно связанным с рядом предыдущих. Однако это не только системная связь, но и концептуальная, и именно на основе этой особенности выявляются моменты ряда аспектов и положений соответствующих исследований (их проведения и предмета). К примеру, одним из них является двойственность и даже тройственность многих категорий и феноменов, игнорируемых науками или попросту не познаваемых в них, что до сих пор присутствует в качестве парадоксов или многолетних бесплодных дискуссий. (В качестве гносеологического развития уже этого положения следует обсудить ряд теоретических положений, о чем можно поговорить в дискуссиях.)
    И таковое гносеологическое развитие четвертого предметного положения темы «Реальность и идеальность» в современной диалектической философии предопределило фактически новое исследование многих категорий и феноменов, что можно считать пятым предметным положением темы. Оно стало очень объемным в связи со многими вопросами, рассматриваемыми в нем, в т.ч. чисто методологическими; например, можно указать уже приведенные на сайте следующие положения:
– познание вещи, см. «Вещь в себе» и «Т: вещь в себе и моменты познания»,
– двойственность информации, см. «Т: знания, информация и данные»,
– реальное и логическое основания суждений, известные еще со времен Канта и ярко проявившиеся при позиционировании суждений.
     Эти и другие положения в науках и вообще в материалистическом познании рассматриваются однобоко и зачастую даже не имеют определений, что уже было показано на сайте на примере информации, суждений, системы и других положений и категорий. Это связано с ограниченностью материалистического познания (что, впрочем, выгодно диалектике). И это мимолетное замечание определяет шестое предметное положение темы «Реальность и идеальность»...
    Но более важным для современной диалектической философии является напрямую связанный с предыдущим вопрос о фактическом наращивании в современной диалектической философии знаний и возможностей (в т.ч. методы, технологии и т.д.), включая её преимущества. Наращивание знаний осуществляется в связи с самим существом диалектики, познание в которой происходит вот уже тысячи лет, о чем уже говорилось на сайте. А вот обсуждение наращивания возможностей диалектики и тем более её преимуществ выходит за пределы обсуждаемой темы, хотя их посылки и основы коренятся в выявляемых в связи с нею положениях. При этом следует указать, что наращивание знаний и возможностей происходит в рамках развития характерных для обозначенной темы гносеологии, онтологии и прикладного направления (что не является неизбежным следствием осуществления полномасштабного познания: это всё так, но в данном случае в виду имеется обозначенное выше концептуальное положение).
    О вопросах гносеологии и методологии в рамках обсуждаемой темы и в связи с ней уже вполне достаточно было сказано выше.
    Вопросы онтологии в обсуждаемом случае рассматриваются, в основном, в связи с практикой, однако они рефлектированы в область гносеологии, причем в части обозначенной Гегелем второй сферы познания. Для примера укажем два из вопросов онтологии, актуальных в данном случае: живое и экономика. Да, это совершенно разные вопросы, но каждый из них тесно связан с обозначенной темой и именно на ее основе в современной диалектической философии обрел свое понимание и получил кардинальное развитие. И если о понимании экономики на сайте уже говорилось, то о понятии живого речь еще только пойдет.
    Прикладное направление – это отдельное направление современной диалектики, которое сейчас уже очень многогранно и объемно (именно оно, кстати, напрямую связано с наращиванием преимуществ современной диалектики). Поэтому, для примера, укажем ряд положений лишь одного из его подразделений – алгоритмического (на практике – компьютерного). Оно бурно развивается на основе созданной в диалектической гносеологии принципиально новой области познания – диалектического программирования. При этом разработки именно этого подразделения широко обсуждаются и активно используются. Из них можно акцентировать внимание на уже указанных на сайте следующих положениях:
– новые типы данных,
– дуализм физического исполнения программы на компьютере и ее идеального замысла (алгоритм, код), см. также «Программа: сугубо диалектические особенности»,
– опосредствование изложенных и идеальных данных (см. «База представлений») вплоть до определения в современной диалектической философии  технологий метаинформационного уровня, в т.ч. определение метаинформационых технологий,
идеализация типов данных, применяемая в диалектическом программировании (не путать с абстрактными типами данных и абстракцией типов данных, используемой для некоторых видов вычислений в современном программировании)
и др.
     Однако наиболее важным моментом является, на первый взгляд, довольно странное и совсем уж нереалистичное положение: благодаря осмыслению соотношения реального и идеального в современной диалектической философии еще более углублено определение идеального (и идеализации), что позволило сформировать принципиально новые фундаментальные представления, в т.ч. о науке логики, открывающие качественно новые возможности и в части познания и в части практики. При этом обнаружился многократно указываемый Гегелем переход объективного в субъективное и обратно, что определило еще одну грань, или даже предметное положение, темы «Реальность и идеальность», но это – уже совсем отдельный разговор.
    В частности еще большая, чем даже в философиях Платона и Гегеля, идеализация позволила, например, с практической стороны подойти к такому теоретическому положению, как наличное бытие понятия, которое было рассмотрено в конце первого семестра сезона 2014-2015 гг., и с теоретической стороны к такому практическому положению, как идеализация типов данных. (Собственно, именно эти два положения, как показывает практика, составляют предметы наиболее продуктивного взаимовыгодного сотрудничества.)
    Однако более важны глобальные результаты.
    В части познания еще большая, чем даже в философиях Платона и Гегеля, идеализация позволяет говорить о еще более тонких инструментах познания, чем в философии Гегеля, в т.ч. о метаинформационных технологиях познания, в некоторой мере уже рассмотренных на сайте, о сверхчувственных технологиях познания, уже упомянутых на сайте, и т.д.
    Но, и это самое важное, теперь можно говорить об опосредствовании указанного Гегелем всеобщего познания, или постижения: если Гегель со всей неизбежностью должен был исходить из опыта (примером чего является его труд «Феноменология духа», в котором указано, что «не познается ничего, чего нет в опыте»), то теперь на основе его философии в современной диалектической философии можно исходить даже из знаний, причем в их тождестве с истиной, о котором писал Гегель (см. «Познания новодиалектическое позиционирование»), хотя сначала все же необходимо определиться с человеческим мышлением, известным в диалектике (в отличие от наук) еще со времен Гегеля, но теперь тоже позиционируемом по-другому, чем в его философии, и определяющим существо новодиалектического позиционирования познания.
    В части практики можно говорить о принципиально новых задачах, решение которых теперь будет подвластно человеку: это, например, формирование его индивидуальной идеи (это принципиально новое диалектическое положение, не известное даже в философиях Платона и Гегеля) и решение соответствующих этому задач, в т.ч. главной задачи диалектической философии.
    Таким образом, при исследовании предметных положений темы «Реальность и идеальность» следует учитывать не только гегелевские определения опорных положений и указанные им вопросы философии и познания, но и их развитие и развитие новых положений и тем, причем в тесной связи с практикой. А она не только дает возможность апробации новаций, но и полагает новые вопросы и темы, хотя основания большинства из них оказываются уже рефлектироваными в массив указанных рассуждений, что, собственно, обозначает лишь новый тематический круг, однако который можно исследовать в связи со всем объемом рассмотренных (и других) вопросов. Именно это определяет жизненность и нескончаемость обозначенной темы, а, значит, и вновь и вновь следующих из неё теоретических и практических положений и новаций.


Продолжение: «Реальность и идеальность – 3».

См. «Реальность и идеальность – 1»
[«Науки-логики-продолжения особенности»].


Обсуждения: http://all-discussions.livejournal.com/61357.html