Постлингвистические проблемы логики.
- 03.05.10 г. -

Комплексный анализ логических построений в феноменальной теории противоречия и противоположности и в ходе диалектических исследований логики выявил ряд проблем, которые присущи современной логике, в т.ч. теоретическому осмыслению и выстраиванию высказываний и их систем.
    А обобщение рассуждений по ряду вопросов, касающихся лингвистических и психолингвистических исследований, может послужить основой для размышлений на темы о провале затей западных «лингвистических поворотов» и т.п. в логике и о невозможности в системе имеющихся в науках представлений и без принципиально новых знаний (в т.ч. без реконструкции знаний философии Аристотеля и философии Гегеля) создать алгоритмы формирования логических построений, в т.ч. регламентаций дискуссий, и получить предметные знания, не говоря уже об искусственном интеллекте.
    Выявленные положения являются некоторыми звеньями еще одного направления современного развития логики в диалектической философии, реконструируемого для решения ряда фундаментальных теоретических вопросов и насущных практических проблем, в т.ч. для создания алгоритмов эффективной обработки информации, элементов искусственного интеллекта, процедур получения новых знаний за счет формирования логических построений (включая рассуждения и дискуссии) и схем продуктивных коммуникационных актов. Для решения ряда фундаментальных теоретических вопросов и насущных практических проблем необходимо, как показывают исследования, учесть и проработать ряд положений и вопросов.
    Укажем некоторые из них.
    Во-первых, сразу же бросаются в глаза терминологические проблемы современной логики. Дело в том, что многие базовые категории, используемые в ней, да и в науках в целом, либо не определены корректно, либо понимаются по-разному в различных случаях или разными авторами. Но такая, на первый взгляд, невозможная терминологическая вакханалия порождает не только неоднозначность изложений, домыслы и профанации, но и различные подходы к решению, причем как насущных проблем, так и излишних, вымученных, надуманных вопросов, которые, в свою очередь, обрастая своими терминологическими изысками, делают практически невозможным понимание терминов и существа вопросов в разных текстах специалистами даже одной науки.
    Если люди одним и тем же словом называют разные вещи, понимают термины по-разному, то общение и дискуссии в принципе не могут быть, как регламентированы, так и приводить к существенным результатам.
    Во-вторых, усугубляются системные, лингвистические, субъективные и психологические аспекты логических построений, изучению которых посвящены феноменальная теория противоречия и противоположности и ряд других наук Новейшей философии. Кроме того, вносится относительность и субъективность, которые определяют серьезные  системные проблемы.  
    Терминологические и системные проблемы, далее, создают сложности при формировании логических построений (алгоритмы, рассуждения, теории, дискуссии), служащих коммуникации, получению знаний и решению задач, а также определяют и другие трудности, которые имеют, как оказывается, собственные предметные основания.
    Если принять во внимание еще и раздробленность наук, конъюнктурные аспекты и др., то об их логике и эффективности говорить уже не приходится.
    В-третьих, в лингвистических разворотах и в науках нет понимания естественных механизмов выстраивания и развития высказываний (в т.ч. понимания сознания и человеческого мышления), и поэтому говорить о  формировании неформальных логических построений (рассуждений, дискуссий, теорий и т.д.) практически невозможно. При этом, как показывает опыт, вне диалектической философии логические построения формируются хотя и алгоритмически правдоподобно, но не системно и без понимания структур и смыслов описываемых процессов, так что говорить о какой-либо формализации и, тем более, о создании искусственного интеллекта нет никаких возможностей.
    В лингвистических разворотах и в науках в целом так и не было установлено, за счет чего и как осуществляются переходы от одних высказываний к другим в рассуждениях, в дискуссиях, почему и как строятся рассуждения, да и существо и формы переходов в них остаются для наук загадочными, в т.ч. по причине таинственности сознания для них.
    Конечно же, можно напридумывать какие-нибудь «источники» или принципы движения, можно даже задать алгоритмы формирования и следования высказываний и т.п. Но так что же мешает все это реализовать (например, насоставлять программы) и получать «правильные» обсуждения, новые знания, разглагольствования искусственного интеллекта и т.п.? - да просто никчемно все это будет, так как чего-то явно не хватает (иначе бы уже все сделано было бы), но об этом науки умалчивают.
    Таким образом, аналитическая философия, лингвистика, психолингвистика, исследования коммуникационных актов и т.п. и созданные на их базе дисциплины в принципе не могут ответить на вопросы о смыслах моментов и построений высказываний и о формах и переходах их развитий, т.е., в частности, получать новые знания и регулировать процессы обсуждений.
    С другой стороны, надо дополнительно отметить, что исходное положение и формально полученный вывод не являются априори истинными, и их надо проверять, а то можно будет погрязнуть даже  в обозначенной Ильенковым неряшливости.
    В-четвертых, логика, по всей видимости, не может полагаться безразличной к содержанию высказываний, сводиться только к анализу истинности суждений и ее передачи в них, иначе невозможно было бы говорить о «лингвистическом повороте»; однако тогда логика должна была бы пониматься по-другому, и это - не множество разных логик, а именно ее концептуальное переосмысление, которое осуществлено только в современной диалектической философии
    В-пятых, как показывает практика, «достигнутые постлингвистические результаты» не могут решить задачи упорядочивания, выстраивания и создания целевых смысловых логических конструкций рассуждений и дискуссий. Хорошо, если признается, что некоторая дискурсная технология является лишь формой общего управления субъективным хаосом порождающихся мыслей, догадок и суждений, возникающих в ходе вынужденно ограничиваемой дискуссии, - поведения ее участников. А то ведь и конкретные системы правил можно встретить, но апеллирующих к участникам, т.е. не имеющих отношения к логике, к логическим построениям и не несущих никаких организационно-смысловых моментов.
    В науках логика рассуждений и дискуссий не определена и даже не подразумевается, и нет даже однозначной идентификации предмета регламентации, позволяющей однозначно выстроить то, к чему применять правила, не говоря уж о формализации.
    В-шестых, обычно не замечается, что зачастую предметом исследования являются не идеи, смыслы, знания, которые объявляются целями, которые должны быть достигнуты в логических построениях, в дискуссиях, а лингвистические формообразования, которые рассматриваются как самостоятельные, которые и должны, почему-то, выдавать на гора смыслы. Но тут надо бы задаться вопросом о том, что если есть смыслы, которые в них вложены - так зачем же их искать? А если смыслы не были вложены, то откуда им там взяться самим по себе? И почему смыслы надо искать в лингвистических формообразованиях? - ведь только особые языки могут включать в себя знания.
    В-седьмых, мало кто принимает во внимание эволюцию лингвистической темы и …отсутствие существенных результатов. Если в начале ХХ в. осуществлялась разработка лингвистических методов анализа и процедур уточнения мыслей, в середине ХХ в. был осуществлен переход к анализу обычных языков, причем на основе того, что язык определяется социокультурологическими аспектами, то к концу ХХ в. пролонгирующие исследования становятся психологически ориентированными, а в итоге - после многих концептуальных изменений не только не было найдено понимания и стержня формирования логических построений в смысле логико-лингвистических мистерий, но и все свелось к психолингвистике, но не к смыслам и знаниям.
    Имеется ряд других положений, в т.ч. указанных еще Кантом и Гегелем, а также осмысленных в современной диалектической философии. Все они требуют исправления в целях исключения негативов и искажений в логике. Но, как оказалось, сделать это изнутри традиционной логики, на ее основе невозможно; поэтому-то Гегелем и была переосмыслена вся логическая сфера («вся Логика», как заметил В.И. Ленин), и достижения этого теперь развиты в логиках диалектической философии.

Примечание: выше были перечислены лишь некоторые из программных и методологических аспектов (а не сущностные и функциональные аспекты).

Так как же искать кошку в темной, заваленной мусором комнате, если, к тому же, никакой кошки там нет?
    Во-первых, направление так называемого «лингвистического поворота», начатое в исследованиях  Г. Фреге, Дж. Мура и Б. Рассела, и его продолжения - логический позитивизм, аналитическая философия, «постлингвистический поворот» и т.д. - следует признать неэффективными для решения задач исследования и формирования смысловых логических единиц и построений логических конструкций и для решения ряда задач познания и создания искусственного интеллекта.
    Во-вторых, надо понять место и роль направлений лингвистических исследований.
    В-третьих, необходимо идентифицировать компоненты и существо высказываний в системе с определяющими их факторами.
    В-четвертых, необходимо найти факторы осуществления (реализации) начинания формируемых логических построений и переходов между их моментами и ними самими.
    В-пятых, необходимо установить канву и направления исследований, причем парадигмальные основы должны быть новыми, а не базироваться на устаревших и непрофильных положениях логики и изживших постлингвистических представлениях.
    Определить направления исследований необходимо в соответствии с новыми, тематически соответственными областями познаний, в том числе во избежание дублирования исследований, создания аналогичных запутывающих предметных систем и т.д.
    И др.
    Ясно, что нельзя решить обозначенные проблемы, вопросы и задачи на основе представлений Б. Рассела,  Л. Витгенштейна, Р.Карнапа, Дж. Остина, Г. Райла, Г. Грайса, Дж. Сёрла, Ю. Хабермаса и ряда других исследователей.
    Также понятно, что в целом в науках обозначенные проблемы, вопросы и задачи решить невозможно: во-первых, нет соответствующих знаний, более того, используются непригодные принципы, и довлеют тупиковые ветви познания, во-вторых, многое упрется в выяснение отношений «кто главнее?» между учеными; есть и другие причины. И науки обречены на новые лингвистические декларации и тиражирование новых неэффективных субъективных представлений и правил. 
    Грядут новые лингвистические повороты и развороты, и новые уверения западных ученых будут!


                                                              * * *

А в Новейшей философии обозначенные проблемы, вопросы и задачи решаются не путем пережевывания замусоленных положений, а на основе заново реконструированной основы - на базе 
 а. актуализируемой новой науки* (ибо на основе традиционной логики, как показывает практика, ничего существенного сделать уже нельзя; впрочем, об этом еще Гегель писал),
 б. фундаментальных и некоторых новых знаний, определяемых рядом наук и теорий современной диалектической философии, в т.ч.
- феноменальная теория противоречия и противоположности,
- диалектическая текстология,
- диалектическая терминология
- системная лингвистика конструиктивной гносеологии.
- дедуктивная логика
(раздел мыслительной логики).

И еще: постлингвистические развороты, как и некоторые выводы феноменальной теории противоречия и противоположности, обозначили актуальность ряда исследований для логики на основе психологии. Вопросы, выявленные по ходу исследований феноменальной теории противоречия и противоположности, определяют необходимость нового осмысления психологи и расширения ее горизонтов.  Это, да и новые требования, предъявленные Новейшей философией  к психологии, которая, с другой стороны, еще в середине прошлого века оказалась в критической ситуации бифуркации, потребовали переосмысления этой науки, начало разговора о чем будет обозначено в нескольких следующих статьях.


* - не новой логики.


См. «Проблемы искусственного интеллекта», «Philosophy of mind и ее негативная часть»,
«Логические тупики обычного познания»,
«Необходимость новой логики»,
«Необходимость новой системы познания и образования»

[«Логики причины парадоксов и негативов», «Логики традиционные проблемы», «Логика», «Аристотелевская логика», «Гегелевская логика» и «Диалектическая психология (Новейшей философии)»].